В начало форума
Здравствуйте, Гость
Здесь проводятся словесные, они же форумные, ролевые игры.
Присоединяйтесь к нам - рeгистрируйтeсь!
Форум Сотрудничество Новости Правила ЧаВо  Поиск Участники Харизма Календарь
Сообщество в ЖЖ
Помощь сайту
Доска Почета
Страницы (72) : [1] 2 3  >  Последняя » 

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:32


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Успокоился Сэм Кленовый Лист незадолго до Глостера. Уже светились огни на городских башнях, когда юноша придержал коня и перешел с галопа на шаг. Эмма, встревоженно молчавшая все это время, поглядывающая на кровь, просачивающуюся сквозь наскоро сделанную повязку и кольчугу, вздрогнула и почти вплотную подвела Солнце к Розе.
- Наш подопечный, милорд муж мой, кажется, не ценит то, что вы не занимаетесь охраной и сопровождением, - громко и холодно заявила она, не обращая внимания на испуганно подскочившего в седле Листа, - и совершенно не оценил вашу жертву.
- Не имеет пределов глубина неблагодарности человеческой, - удивления в голосе Раймона не было. - И где же любезный господин Лист хотел нас землицей присыпать? Неужели под Глостером, до которого уже рукой подать?
- Запах дуба и сырости, - пожала плечами Эмма, - и ощущение, что недалеко. И еще - горячая ванна и ужин.
Кленовый Лист вздрогнул и осадил лошадь, останавливаясь.
- Как вы это делаете, миледи? - Неожиданно дружелюбно поинтересовался он. - Читаете мысли? Видите картинки? Понимаю, что не ответите... Хорошо, сколько я вам должен?
- Сговаривались на сто двадцать, - в тон, жизнерадостно отозвался Раймон. Если этот чёртов Лист всё-таки заплатит, сумма, несомненно, станет приятной компенсацией. Если. - И рад добавить, что ваше общество настолько приятно, что даже не хочется расставаться. Наверное, пока и не стоит. И, конечно же, осталось без происшествий добраться до Глостера, правильно я говорю? Иначе было бы обидно.
Кому обидно и за что, он добавлять не стал, оставив фразу висеть в холодном воздухе.
Лист вздохнул и открыл было рот, но Эмма его опередила.
- Собирается соврать, - злорадно сообщила она, устало потирая виски.
- Да, - усмехнулся юноша, - ради такого дара... Признаться, хотел сказать, что деньги все в таверне, но...
Возился с кошельком он долго, явно не приготовив сумму заранее, отсчитывал золото, слепо щурясь на монеты в темноте. Наконец, завязал щегольский шелковый мешочек с оплатой и бросил его Раймону.
- До Глостера я уже доберусь, - сообщил он, - меня скоро встретят.
- Бывайте, господин Лист, - мягко ответил Раймон.
И только когда тот отъехал настолько, что стук копыт растворился в молчании леса, повернул коня в сторону, объезжая Глостер.
- Предпочту другие ворота. Как бы наш любезный господин не решил, что имеет смысл заполучить обратно деньги - и заодно приобрести такой полезный дар. Вряд ли, конечно, но зачем вводить во искушение? С кем только ни приходится вести дела на тракте, хотя эта рыба - из самых скользких на моей памяти, - он мельком глянул на Эмму и после короткой паузы заметил: - Ты знаешь, что у тебя руки светятся? Не то чтобы смотрелось плохо... это даже красиво, если по чести. Но немного необычно.
- Нет, - девушка удивленно посмотрела на свои руки, но явно ничего не увидела, - если это тебе это нравится, то... пусть их.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510633 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:31


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Ночной лес молчал так, будто каждый вечер вымирал, чтобы воскреснть утром. Молчал и тракт, освещаемый лишь тонким полумесяцем. Но зато в этой тишине и тьме отчетливо было виден темный свет, которым слабо светились тонкие, хрупкие и чуткие пальцы Эммы. Свет переливался и мерцал, любовно охватывая кольцо, заползая в изумруд. Впрочем, видно это было, кажется, только Раймону. Сэм Кленовый Лист на девушку и не смотрел вовсе, озираясь по сторонам и хватаясь за рукоять кинжала при каждом шорохе. "Михаилит в юбке" поглядывала на него недоуменно, явно не чувствуя ничьего присутствия, но и заметно волновалась тоже. Причудливые тени ложились на ее лицо от ветвей деревьев, раскрашивая его сложным, языческим узором, делая старше и строже. Эти же тени играли на снегу тракта, переплетались на гриве Розы. В них чудились то вороны, кружащие в танце-битве, то длинные, блестящие черные косы, то развевающиеся рукава платья. Пританцовывали снежинки в этих тенях, крупными хлопьями падающие из густеющих туч. Раймон очень старательно не обращал на них внимания. Получалось не всегда.
Первой адлета, все же, услышала Эмма. Она вплотную, так, что Солнце смог дотянуться зубами до полы оверкота, подвела жеребца и тихо сообщила:
- Темная ярость, как с анку. Рядом - и будто везде.
И тут же сдала чуть назад, оставаясь под присмотром, но и не мешая совершать маневры.
- У вас пугливая лошадь, господин Лист? - будничным тоном поинтересовался Раймон и спрыгнул в снег, вытягивая из ножен меч. - В любом случае, лучше спешиться. Если я верно понимаю, что здесь, то оно быстрее лошади.
Если уж везло, так по-крупному. Одно дело - защищать только Эмму, двигаясь по внутреннему кругу, другое - двух верховых, да ещё не зная, откуда последует атака.
Эмма послушно спешилась, принимая поводья Розы и Солнца, замирая изваянием точно посередине тракта. Сэм же, упрямо поджав губы, остался сидеть в седле, нервно сжимая и разжимая руку на рукояти.
- На лошади хотя бы шанс убежать есть, - мрачно сообщил он, - а пешком...
- А пешком, идиот, я тебя прикрыть смогу. Лошадь же тварь догонит, а вот я - нет, - отрезал Раймон. - Слезай, или скину.
Он поколебался, прикидывая, не стоит ли набросить на лошадь подопечного морок, но это могло бы обойтись слишком дорого. Сзади раздавался хруст веток, временами, прислушавшись, он даже улавливал чьё-то тяжёлое дыхание. Качнув головой, Раймон начал обходить группу по малому кругу посолонь, вглядываясь и вслушиваясь в окружавший лес.
Кленовый Лист нехотя сполз, но в лошадь свою вцепился так, будто никого ближе и роднее у него сейчас не было.
- За спиной и слева, - меланхолично сообщила Эмма, глаза которой заливала чернота, заметная и жуткая даже этой почти безлунной ночью, - оно разделилось. Ярость и ожидание. Ожидающих много - и они дальше.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510631 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:31


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Кружку перехватил наемник, и снова без разрешения. Впрочем, приложиться к ней он не успел, равно, как и ответить. От того стола, где сидела разношерстная компания, отделились трое. Вальяжно прошествовав через небольшой зал, они мягко, по-кошачьи, уселись на лавку напротив. Один из них, юный, широкоплечий, с чистым и невинным лицом, задумчиво и оценивающе уставился на Раймона. Остальные два, одетые в зеленые джеркины, рыжеволосые и похожие друг на друга, как горошины в стручке, ухмыляясь и перемигиваясь, обшаривали глазами Эмму, что девушка переносила с невозмутимым лицом, лишь слегка касаясь рукой с кольцом рукава Раймона.
- Любезнейший господин, - вежливо и очень мягко начал юноша, изящным движением руки приглаживая взъерошенные волосы, - позвольте отнять у вас немного времени.
Раймон мысленно вздохнул. В следующий раз хоть не выходи из комнаты. Тихо, спокойно. Даже если не услышишь, как сговариваются убить, хотя бы помрёшь в покое.
- Я смотрю, здесь это традиция. Что же, милостивый сударь, позволю. Нельзя отказывать в такой любезной просьбе.
- Видите ли, многоуважаемый господин, - юноша задержал взгляд на орденском кольце, улыбнулся и продолжил речь, - волей судьбы нам довелось помогать монахам избавляться от пагубной страсти к роскоши, артефактам и ценностям. И случилось так, что прямая дорога через лес стала некомфортна, а трактом пользоваться не с руки. Не затруднит ли вашу милость за скромную, но достойную оплату поспособствовать нам с решением этого досадного недоразумения?
"Хотя бы этим - в таком-то деле! - не чёрт мешает?.." - тоскливо понадеялся Раймон и улыбнулся.
- Устав, без сомнения, требует помогать людям. Особенно страждущим. Но, господин мой любезный, скромная оплата, и оплата достойная - кажется мне чуть ли не противоречием. Но, впрочем, не соблаговолите ли вы вначале описать вашу закавыку - словечко, которое когда-то использовал Тоннер при описании одержимой менестрельши, кажется, пристало к нему намертво, - чтобы можно было поговорить о деле, так сказать, со всей определённостью?
- Видите ли, - у юноши, похоже, тоже были свои пристрастия к некоторым словам, - драгоценнейший господин, вопрос оплаты, я полагаю, мы сможем решить ко взаимным удовольствию и выгоде. А закавыка, как вы изящно выразились, проста, и в то же время - сложна до безумия. Мы не можем выделить достаточного отряда для охраны ценностей, когда их перевозят, ведь работать приходится сразу с несколькими погрязшими во грехе стяжательства обителями. И, признаться, несколько устали скорбеть от того, что пропадают ценные люди, разбирающиеся в предметах старины. Не могли бы вы проводить одного из них до Глостера, а заодно и очистить путь от того, что местные называют в скудности ума своего дьяволом?
"Дьявол".
Адлет, хоть был в этом совершенно не виноват, теперь упорно ассоциировался с грязной, завшивевшей деревней. Хотя Раймон готов был признать, что такая тактика, несмотря на все свои минусы, имела право на жизнь: твари эти обычно были весьма брезгливы. Странно, что люди вообще продолжали пропадать.
- Очистить, значит, путь - это, получается, действительно к михаилитам. Но сопровождение? Обычно братьев для такого не нанимают. Наше дело - контракты на тварей, а не работа телохранителем или, скажем к примеру, приближение душ монашеских к вратам, столь строго охраняемых святым Петром, - он помедлил, постукивая пальцами по столу. - Ведь если не станет твари, то не понадобится и сопровождение, так? Или же ваша закавыка имеет двойственную природу?
Парень досадливо вздохнул и поморщился, точно спешил куда-то, и разговор его уже начал утомлять.
- Такое слово забавное, - мягко улыбнувшись, проговорил он, - к сожалению, не слишком точно отображающее суть вопроса. Двойственность природы, дуализм, заключается в том, дорогой господин, что нужного человека сопроводить необходимо сегодня, а дьявола гонять вы можете несколько дней, верно? Я не подвергаю сомнению ваши умения и знания, в конце концов, вы же дожили. Но, право, дело настолько срочное, что это лучше бы совместить. В любом случае, для нас важнее, чтобы человек оказался в Глостере целым и невредимым. Уничтожение твари вторично.
Раймон улыбнулся плотно сжатыми губами.
- Для меня первично не быть повешенным за разбой. Надеюсь, ваш ценный человек не повезёт с собой ничего такого, что могло бы привести к подобному исходу. Иначе это может замедлить путь. А то и вовсе не начать. И охота тогда ждёт возвращения. Чистить гнёзда - это не за куст по пути зайти.
Идея служить сопровождающим нравилась ему не слишком. Мысль помогать разбою - тоже, хотя и нежных чувств к монастырям Раймон не питал. И всё же, чёртов венец. Любопытно, не мог ли этот знатец сказать что-нибудь полезное. Кроме того, всё равно же Глостер. Хотя нужды в деньгах больше не было, доходы всё-таки должны были догонять расходы. А если что-то оставалось сверху - тем лучше.
- О нет, - казалось, юноша даже удивился такому предположению, - ничего с собой он не везет, разумеется. Для этого есть другие. А когда эту тварь вы уничтожите - на обратном пути или сейчас - совершенно не имеет значения. Какова ваша цена будет?
Улыбка стала шире.
- Цена... А венца славного короля Альфреда у вас, случайно, нет? Как у знатоков... реформации.
- Венца нет, - сожалеюще вздохнул парень, улыбаясь хмурящейся Эмме, - но если б и был... Слишком дорого, милостивый господин. Прикажите чем-то иным заплатить.
- Пятнадцать фунтов сопровождение, - абсолютно пьяно сообщил кружке наемник, - обычно.
- Сразу видно специалиста, - заметил Раймон. - Но у нас - не обычно. Дьяволы по дороге шатаются, мшанки, чёрт бы их побрал, бегают. Не говоря о ценных людях. И других людях тоже. Вдвое получится. И за тварь - сто сверху.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510629 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:27


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой

Гринфорд, после обеда

Ещё из-за ворот их приветствовал басовитый лай, перемежающийся рыком. И здесь речь шла уже не о спаниэлях - хотя и, кажется, ещё не о Девоне. Внутри же встречала забористая, в три оборота и до неба ругань низушка, который ощупывал прореху пониже спины в джеркине. С цепи у дома рвался громный кобель с лапами едва ли меньше мужской ладони. Лобастую голову с короткой мордой покрывала гривой густая чёрно-жёлтая шерсть. Спина и хвост поросли так же густо, в глаза мерцали волчьей желтизной, выдавая неведомую помесь. Цепь выглядела крепкой. Вышибной замок, который её запирал - тоже. Опасения внушала разве металлическая пластина, которая крепилась к брёвнам стены у наскоро сооружённого навеса. Крепление ощутимо подрагивало. Или так казалось. Впрочем, огромный пёс уже почти успокоился и взлаивал всё реже, зато с несколько голодным интересом поглядывал на Джеймса. Не улыбаясь. Гарри меж тем, выдохнувшись, перешёл к более простым выражениям.
- Чтоб их собственные псы насмерть затрахали, а потом сожрали, высрали и земли сверху накидали! Мерзогадостные подземные ублюдки! Ну вот какая, мать её, сука молодой хозя... - заметив, наконец, присутствие гостя, он осёкся и уставился на Клайвелла возмущённым взглядом, начисто игнорируя Хантера. На поясе низушка висел тяжёлый по виду чекан.
- Хм, хороший пес, - похвалил Джеймс, спешиваясь и с ответным же интересом рассматривая собаку, - а где мисс Мэри? И что за подземные ублюдки?
- Мурлоки же, - буркнул низушок. - Скоты подземельные. Ну, эти, у которых дом наполовину в землю утоплен. К ним, значит, к тварям мерзким с утра с самого и катались. За животной этой поганой и богохульственной. Для охраны, стал быть. Да только уж больно злая. Последние часы ещё лает и лает. Еле на цепь загнал.
Джеймс вздрогнул от предвкушения чего-то нехорошего, беды, готовой случится или уже случившейся, и повторил настойчивее - и мрачнее:
- Где Мэри?
Хантер, соскочив на землю, уже натягивал тетиву на прихваченный из оружейной лук.
- Так ведь на обрыве своем любимом, - уже беззлобно ответил Гарри и мотнул головой к знакомой тропинке. - Она почти кажинный день туда, особливо если солнца хоть сколько есть, порадоваться. А так-то со вчера грустная совсем, вот и... - заметив взгляд Клайвелла, он передёрнулся и заговорил быстрее. - Да вы ж чего, она ж не одна, с Алвкином. Он, может, и пожилой уже, угрюмый, а крепче иного силача, и посох у нас никто так не крутит. Лесовик, понимаете? И дубину носит такую, что ух...
- Том, пожалуй, я должен показать тебе этот обрыв, - не дожидаясь ответа Хантера, Джеймс споро зашагал по знакомой уже тропинке, - там замечательные виды.

Мэри с неведомым Алвкином ушли в этот раз дальше по реке, чем помнил Клайвелл. Стоило подойти ближе к обрыву, они натолкнулись на первое тело. Краснолюд с измазанными почему-то чернилами пальцами лежал на спине, уставив в небо незрячий взгляд. Лоб его был проломлен страшным ударом, а из голени торчал обломок кости. Ещё один разбойник - юноша чистой, хотя и присыпанной кровью одежде скорчился, держась за живот. Перед смертью его жестоко рвало. Следы вели дальше, мимо любимого места Мэри, в низинку, которая потом шла снова вверх, пока край не навис над рекой на высоте двух-трёх ростов. Здесь уже не было тропинки, никто не расчищал снег, поэтому идти было сложнее. Зато следы виднелись отчётливо, рисуя картину засады и отступления, перемежаемых стычками. Кое-где снег был закапан кровью.
О том, что схватка ещё не закончилась, возвестили глухие звуки ударов и хэканье вперемешку с проклятьями и богохульствами. Казалось, что они успели вовремя, но когда до вершины подъёма оставалось всего несколько шагов, раздался громкий щелчок, и следом - звук падения тела. После этого наступила тишина, которую даже не перемежали торжествующие возгласы. И когда Джеймс высунул голову из-за края, стало частично понятно, почему. Низушок с пращой, совершивший удачный бросок, склонился над товарищем, который скорчился на снегу, боюкая раздробленную ногу. Ещё один человек без движения лежал поодаль лицом вниз, выронив короткий меч. Тонкая смуглая девушка, затянутая во всё черное, морщась, потирала рёбра, не выпуская, впрочем, из руки длинный, узкий нож.
А пастух лондонских карманников, Соверен, молча смотрел на Мэри, стоявшую, выпрямившись во весь рост, над самым обрывом. И задумчиво подкидывал на руке кривой нож - хотя нападать и не спешил. Девушку же, казалось, больше интересовал её защитник. Высокий крепкий старик без движения растянулся в снегу между ней и Совереном. Посох, которым и отбивался пасечник, лежал в стороне. Один его край был расщеплен или срезан, и за деревом темнел свинец.
Джеймс мысленно вздохнул, отшатываясь к Хантеру, и с мрачной улыбкой расстегнул застежку плаща. Тяжелая ткань упала на снег, темным полукругом, полумесяцем охватывая ноги. Чувств и мыслей не было - только ярость, подстать какому-нибудь чудовищу. И расчет. Жестами показав сержанту, что девушку (как её?... Не важно!) необходимо убрать из лука, он снял и оверкот, оставшись в одной кольчуге. Выбор снова пал на кинжал, хотя, пожалуй, меч был бы более уместен. Но отчего-то было ощущение, что кинжалом - больше удовольствия от убийства. И это Джеймсу казалось сейчас правильным.
Сержант мельком глянул направо, где солнце упорно пыталось пробиться через облака. Сморщился на порывистый ветер, гулявший у обрыва, но - уже поднимаясь в рост и одновременно натягивая тетиву. Вторую стрелу он, словно копируя давешнего валлийца, тоже держал за пятку в правой руке. Телохранительница - любовница? - Рика всё-таки успела его заметить до выстрела, и уже начала разворачиваться, когда первая стрела с хрустом вошла под ключицу, отбрасывая девушку назад. Вторая стрела, свистнувшая уже мимо плеча Клайвелла, пробила горло пращнику. И сцена изменилась мгновенно. Соверен, вначале недоумённо оглянувшийся на тонкий, птичий вскрик Ван Хо, рванулся к Мэри, но девушка так же молча и спокойно, как стояла, припала к земле, взметнув юбку, и перекатилась за край.
Не тратя время на лишние разговоры, размышления и переживания, лишь мельком порадовавшись сметливости девушки, Джеймс рванулся к Соверену быстрым, волчьим шагом, держа кинжал прямо и даже чуть за спиной. Не мудрствуя лукаво, пастух карманников встретил его пинком сапога по голени, не слишком сильным, вскользь. И тут же, коротким тычком, метя в бок, махнул ножом, на шаге после пинка. Кисть противника Джеймс успел перехватить на противоходе, сверху, и потянул ее на себя, вбивая рукоять кинжала свободной рукой в сгиб локтя Соверена. Резко выдергивая руку злодея вверх, зафиксировав левой рукой свое правое предплечье, Джеймс повернулся налево, одновременно нанося удар коленом в промежность противника. Соверен согнулся и подло попытался упасть, зацепив ногу Клайвелла "кочергой". Не вышло. Упираясь этой же ногой в свод стопы констебля, злодей извлек из-за спины другой нож, короче и тоньше, и резко замахнулся, метя в шею, туда, где заканчивался ворот кольчуги. Нырком уходя от удара, Джеймс подтянул руку Соверена к себе и коротко, без замаха, воткнул кинжал в печень. Дожидаться смерти пастуха щипачей он не стал. Отпихнув тело от себя и не обращая внимания ни на кровь, стекающую по кольчуге, ни на пялящегося из-за пригорка, разинув рот, низушка Гарри, Джеймс бросился к обрыву.
Подмытый берег уходил вниз отвесно, шапкой нависая над затянутой льдом рекой, но под срезом обнаружилась горбатая песчаная коса, на которой упрямо цеплялись за жизнь несколько чахлых кустов. Среди чёрных голых веток ярким пятном раскинулось зелёное платье, прикрытое чуть более тёмной накидкой. Подол пошевеливал налетающий ветерок. Лицо же Мэри, с закрытыми глазами было почти неотличимо от белого снега. Девушка не шевелилась.Спуститься было негде, а потому Джеймс, торопясь и подскальзываясь, бросился назад, туда где берег был ниже и более пологим. И снова, спеша, спотыкаясь, проклиная ногу, не вовремя вспомнившую, что она болит, побежал по льду к девушке. Мэри была без сознания, но несомненно жива, хотя и бледна, с холодной испариной на лбу. Аккуратно подняв на руки и с облегчением убедившись, что позвоночник цел, Джеймс споро пошел назад, к берегу и мельнице.
Мэри заговорила внезапно, словно отдёрнули плотную занавеску.
- Красивые ресницы. Очень. Я это уже говорила, да? Но это правда. И я вот всё думала, приедете ли вы снова после вчера. Что, наверное, не успею извиниться. Слишком много говорю, и слишком мало думаю. Или слишком много? Вы, кажется, тоже слишком много думаете. Несмотря на ресницы. Так сложно, когда вот тут, - она слабо пошевелила рукой, попытавшись ткнуть пальцем в грудь Джеймсу, но сдалась. - Чувство, а снаружи ничего нету. Или не то. Или не о том. А потом оно - бах! - взмах руки не получился тоже. - Вы разрешите мастерскую в доме? С алхимией? Порох! Хотя с ним может не остаться ресниц, я читала. Но ваша матушка будет против. Но ведь новая хозяйка... ой, кажется, я опять слишком много говорю. Зато думать так весело, пусто.
- Мэри, - заботливо и даже нежно поинтересовался Джеймс, пропуская мимо ушей алхимию, ресницы и порох, - Во-первых, кто же матушку спросит-то, даже если она и будет против чего-либо? А во-вторых... У тебя голова кружится? Не тошнит? Испугалась?
Вопросов получалось много, особенно для девушки, у которой явно тряхнуло голову. Но облегчение от того, что жива, что успел вовремя, хоть сам того и не ведал, будто прорвало плотину, за которой скопились слова и чувства.
- Головы вовсе нету, - убеждённо ответила Мэри. - Поэтому тошнить не может. А если кого-то и тошнит, то это не я. И конечно же я испугалась. Я так и не успела у вас спросить, куда пропала лютня. Лютни даже важнее, чем пони, а она куда-то делась. Это тайна. Загадка. Обожаю загадки. И музыку. У тебя обязательно, совершенно точно должна быть лютня. И не простая, а какая-нибудь необыкновенная. А потом я испугалась, что ты не вернёшься. Я вообще очень много боюсь, ты не знал? И мало думаю. Или много? Наверное, недостаточно. Или посередине. Иногда нельзя думать ровно посередине, правда? Тогда наверняка ошибёшься. И иногда надо просто чувствовать... - девушка замялась и нахмурилась, потом неуверенно продолжила. - Мир кружится. Почти как солнце, только мир. Из слов. Потому что говорить - нужно. И спрашивать, наверное, тоже? Ты хочешь меня поцеловать? Ой. Наверное, это неприличный вопрос. И всё равно головы нету. Но... - она помедлила. - А как я тогда говорю?
- Словами? - Предположил Джеймс, усмехаясь и прибавляя шаг, надеясь, что Хантер не забудет прихватить плащ и оверкот. - Поцеловать я, конечно, хочу. Но не сейчас. После. Когда у тебя голова появится, а то без нее и вовсе неприлично получится. Да и таинственной загадки никакой нет: на лютню Артур прыгнул с кресла, а новую руки так и не дошли купить. И возвращаться я буду всегда, пока жив.
Если, конечно, будет куда, после пороха-то. Нет, алхимической мастерской в доме не будет точно. Особенно, в доме, где живет Артур. Несмотря на ресницы, загадки и лютни. Несмотря на голубые глаза и приятную тяжесть в руках. На сметливость и хладнокровие.
Мэри довольно кивнула и попробовала закопаться глубже в окровавленную кольчугу, но железо сопротивлялось. Зато, казалось, растрепавшиеся волосы её очень оценили возможность цепляться за ряды клёпаных колец.
- Живой - это хорошо. Очень хорошо. Я рада. Только почему-то холодный и железный. И колючий, кажется. Ты же убил этих людей? Мой герой. Жаль, я не видела. Девушка была такой жуткой, хуже, чем этот человек с ножом. И, мне кажется, очень несчастной, но это ведь не повод так красить ногти? В чёрный? Ей не шло. Так им и надо. Интересно, пойдут ли наряды Бесси. И когда же ты познакомишь с детьми? Ой. Это тоже нескромно и леди такого не спрашивают. Стоит ещё одного поцелуя. Странная математика. Качается, - она хихикнула.
- Еще б она не качалась, - проворчал Джеймс, с облегчением кивая Хантеру, с руках которого была его одежда, и с неодобрением глянув на ошарашенного низушка. - Мэри, с детьми познакомлю, как только они вернутся домой. Но сначала - тебе нужен покой, понимаешь?
- Покой, - кивнула девушка. - Не понимаю. Мне совершенно не хочется лежать. Двигаться не хочется тоже. Ты видишь сны? Мне хотелось бы знать, о чём. И, наверное, почему? Да. Почему, мне кажется, важнее. Не менее важно? Так же важно? Важно. Смешное слово, почти такое же смешное, как куст. Кусты с вопросами, с которых легко соскользнуть. Или не с вопросов, а с ответов? Растут ли ответы на кустах вопросов? И иногда, наверное, там попадаются слишком тонкие ветки. Ломаются под тяжестью... как смешно выглядит крыша. Да, я вспомнила. Я лежала, и, наверное, стоит лежать ещё? Только не на льду.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510626 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:25


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой и Леокатой

8 января 1535 г. Бермондси.

Завтрака не было тоже. И вода для умывания куда-то исчезла. И вообще, кажется, маменька решила объявить ему войну такую, что впору уже было жениться, хотя бы для того, чтобы утром было чем умыться, а вечером - поужинать. Впрочем, для этого было еще слишком рано. Сначала нужно было вернуть детей, разгрести дела и дать Мэри время немного повзрослеть. Впрочем, отсутствие кувшина с теплой водой имело определенные достоинства. К примеру, холодная вода, которой вновь пришлось окатываться во дворе, бодрила и, несомненно, должна была его закалить, если раньше он не сляжет с чахоткой.

Путь к управе, хоть и расчищенный от снега, не порадовал тоже. Листовки стража так и не озаботилась убрать с улицы, лавки закрыты, а по мостовой бродят невесть откуда взявшиеся ободранные, худые и паршивые бездомные собаки. Толпу женщин, галдящих возле управы, он заметил издали и сразу же замедлил шаг, постаравшись идти чинно и неторопливо. Ближе стало видно, что вся эта толпа, напоминающая стаю крачек во время отлива на отмели, осаждает Хантера.
- Доброе утро!
Даффодил Паркинсон, дородная, высокая, с красными от работы руками, обернулась к нему, надвинулась, как прилив. Следом воздушным змеем тянулся Донован Паркинсон, тихий, забитый слегка мужчина, по виду которого было ясно, что мечтает он об одном: исчезнуть. Пусть даже провалившись сквозь мостовую.
- Это что же такое деется, мистер старший констебль?! Что женщине уже и дома-то спокойно не заснуть?!
Вслед за ней, отпустив край плаща Хантера, подскочила Адель Аддингтон, стройная и чопорная обычно, а сейчас отчаянно краснеющая и бледнеющая, порывисто размахивающая руками.
- И ванну не принять! - Визгливо подвердила она.
Очаровательная, красиво стареющая Гармония Литтл, испуганно цепляющаяся за рукав своего супруга, Майкла, согласно кивнула головой.
- Майкла так часто нет дома... А я одна. И страшно!
Джеймс хмыкнул, аккуратно огибая толпу и становясь у дверей управы. Кажется, проблемы Бермондси входили в следующую фазу - ночных ставенников, что лазили по окнам и пугали, ничего особо не воруя. И, кажется, это была та самая девочка Рика, что не вызывала доверия у Ю. Больше некому.
- Значит так, - мрачно сообщил он толпе, - все жалобы принимаются в установленном порядке в приемный день. Но, раз уже все собрались, проведем его сегодня. Заходим по-одному в управу. И. сообщаю вам, что подобные сборища без разрешения городских властей могут быть расценены как собрание заговорщиков против короля. А потому - настоятельно прошу не галдеть. И отдать мне мистера Хантера.
Не дожидаясь возражений, Джеймс хлопнул дверью управы.
Скрайб встретил его сочувственной улыбкой и известием о том, что корреспонденции, к счастью, нет. Хотя пиьма родственникам Клементины написаны, а сама девушка желания продолжать духовную стезю не выражает. А потому от ее имени написан еще и запрос в церковный суд с просьбой отрешить от сана. И штрафы с домов, что не расчистили дорожки - получены. Впрочем, доклад свой завершить он не успел, в контору вихрем ворвалась Адель Аддингтон, с ходу начиная причитать.
- Мистер Клайвелл, вы, право, бываете излишне жестки. Понимаю, неурядицы в семье, но горожане страдать не должны! Отчего я, честная вдова, должна запирать окна, когда принимаю ванну? Свежий воздух полезен для кожи!
- Разумеется, - согласился Джеймс, скидывая плащ и пояс с мечом на лавку и оставляя при себе лишь поясок с кинжалом, - неужели кто-то посмел не согласиться с вами в этом, миссис Аддингтон?
Женщина замерла с открытым ртом, удивленно уставившись на него.
- Да. То есть нет. - Выговорила, наконец, она, - я вчера ванну принимала, при открытом окне, как обычно. около полуночи то было. А он в окно! Как влезет! Худенький такой, в черном весь! И лицо завязано!
- Ничего не взял? Что сказал?
Джеймс уселся за свою конторку, с тоской размышляя о том, что повидать Мэри сегодня, должно быть, не получится. Впрочем, ловить таинственного нарушителя спокойствия смысла тоже не было. Разве что, просить капитана стражи усилить ночные дежурства.
- Ничего не взял и молчал! Просто смотрел и молчал! Страшно! - Миссис Аддингтон поежилась и всхлипнула. - А потом ушел в окно. Снова.
- У всех так?
Дым. Все дым. Отвлекают, заставляют распылять внимание, которое еще и не особо-то собиралось, сказать по чести. Неудивительно, если погром устроят евреям или низушкам. Черти б вас всех драли, господа лондонские!
- У всех, то есть, конечно, ванну только я принимала, но...
Адель вздохнула, покраснела и уселась на лавку, выжидающе уставившись на констебля.
- Ступайте, миссис Аддингтон, мы разберемся с этим. И позовите следующего.
День определенно обещал быть утомительным. Джеймс отчаянно ненавидел выслушивать кумушек, чьи слова зачастую были приправлены изрядной долей домыслов и грешили против здравого смысла. А ведь он планировал сегодня посетить приют в Бермондси и поинтересоваться, кто из семей в округе ищет ребенка в семью!
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510624 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:19


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой

Гринфорд

Сокол рвался из рук, расправлял бумажные крылья, стремясь к свободе. Живая мощь чувствовалась в нем, когда ветер подхватывал его, чтобы унести выше. Наконец, поток воздуха был пойман и птица зависла под облаками, лениво подрагивая.
- Мисс Мэри?
Передав нитку девушке, Джеймс отступил на шаг. Стоя на этом невысоком утесе, где Мэри любила играть в детстве, он отчетливо чувствовал себя мальчишкой. Змеев он не запускал с детства, хотя и клеил из драгоценных, промасленных и тонких листов бумаги, которые воровал у маменьки. Даже с Дейзи, даже с детьми. Он почти забыл: каково это - парить на невесомых крыльях в недостижимой высоте. Впрочем, его удел - земля. Не море, чей шум он до сих пор слышал во снах. Не полет, который манил его, быть может, только в детстве. И все же, сейчас он откровенно любовался Мэри, похожей на королеву ветров из старой детской сказки.
- Это замечательный змей, - голос Мэри, мечтательный и мягкий, словно соперничал с плавными покачиваниями птицы, с мягкостью её перьев. - Спасибо. За свободу, - она помолчала, склонив голову. - Скажите, мне всё ещё стоит быть особенно внимательной и аккуратной? И я не очень поняла, чего именно опасаться. Не считая обычных страхов, но они, кажется, уже не работают.
- Внимательной и аккуратной теперь придется быть всегда, - Джеймс сокрушенно вздохнул, следя за змеем, - пока я жив, по крайней мере. Хоть я и обещал не умирать трижды за день, но... Вы - моя слабость, мисс Мэри. И если детей я могу отослать, то вас - пока нет, увы. А потому нельзя пускать в дом незнакомцев, необходимо запирать двери и ставни. А еще лучше - завести злую собаку и не держать ее на цепи. С законником спокойно никогда не бывает.
Сожаление и грусть в голосе он и не подумал скрывать. С законником - любым, даже самым попустительским - спокойно действительно быть не могло. Как ни крути, обязанности все равно требуют своего исполнения, всю жизнь на лавке не пролежишь.
- Я могу завести злых разбойников, - задумчиво предложила девушка. - По крайней мере, некоторых. Но они едят больше, чем собаки. И пьют тоже.
- Боюсь, тогда у вас еще неожиданно ревнующий констебль обнаружится, - полушутя-полусерьезно заметил Джеймс, вздыхая. Лесные, конечно, могли присмотреть за девушкой надежнее его самого, лучше собаки. Но... Интересно было узнать, между прочим, как ухажеры из разбойничков отнеслись бы к тому, что Джек собирался отправить девушку в монастырь?
- И мне, кажется, больше нравится быть чьей-то силой, - задумчиво продолжила Мэри, перехватывая верёвочку. Ветер крепчал, и облака, серо-сизые, несло всё быстрее. - Хорошо. Если я позову разбойников, то только некрасивых, хорошо? Всё равно, самого милого вы посадили в тюрьму. Хм... - она бросила на констебля взгляд искоса и подняла бровь. - В тот же день, когда поливали водой.
- Мисс Мэри, - в тон ей и, пожалуй, даже более задумчиво ответил ей Джеймс, - помните, у Демосфена: "Сила слаба тем, что верит только в силу"? Слабость ведь может стать и силой, все зависит от ее желания, верно? И, пожалуй, мне стоит заняться отловом оставшихся разбойников, сортируя их по милоте. Что до воды... Больше не буду. Никогда.
Подспудно удивляясь вспыхнувшей ревности, он оторвал взгляд от крыльев бумажного сокола, с грустью думая о возвращении домой, в пустоту и тишину. Впрочем, вечер можно было скоротать у камина, за чтением. А можно было вернуться в управу и тоже скоротать вечер за чтением - но уже рабочих бумаг. И лавка там иногда не уступала мягкостью перине.
Мэри посмотрела снова, уже пристально, наклонила голову и коснулась пальцами его рукава, как в то время, когда они медленно ехали от мельницы на ярмарку.
- Жаль. Иногда поливать водой просто необходимо. Вы разве не знали?
- Знал. Но не думал, что это нужно делать с завидной регулярностью, - хмуро признался Джеймс, снимая ее руку с рукава. Впрочем, выпускать теплую ладошку он не спешил. - Вчера написала Бесси, должно быть, едва успев немного обжиться.
- Не знаю, что там было написано, но она вас, наверняка, очень любит и скучает, - Мэри пожала его пальцы. - Иначе не писала бы сразу. Вы - её дом, Джеймс. И я надеюсь, скоро вы получите ещё письмо. Другое.
Джеймс коротко кивнул, забирая нитку у девушки и привязывая змея к подходящей ветке дерева. Если поток был пойман правильно, то птица будет парить еще долго, подстраиваясь под ветер, вплоть до бури, какие нечасты в это время года. А уж подстраиваться он умел.
- И я надеюсь, - спокойно ответил он, - думаю, вам незачем завтра пропускать заутреню. Если приеду, то также, после полудня.
- А если не приедешь?
- А если не приеду, то нужно быть втройне осторожной и, черт с ними, позвать милых разбойников, - целуя девушку в лоб, со вздохом признал Джеймс.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510622 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:18


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой

Назад ноги, казалось, несли его быстрее. Хотя все еще отзывалась болью лодыжка. Нельзя сказать, что визит прошел впустую, но все же... Складывалось впечатление, будто Ю Ликиу уверена в том, что либо в Бермондси ничего не затевается, либо, что все пройдет достаточно гладко. В отличие от нее, Джеймс в этом не был уверен. Отчего-то казалось, будто городок его морочит, показывает то, что хочет, заволакивает дымом. И через этот дым Джеймс ухватывает только самый краешек... чего? И все же - не зря он отослал детей. Лучше так, чем внезапно обнаружить их заложниками. Или и того хуже - мертвыми. А еще стоило как-то ненавязчиво присмотреть за Мэри. Интересно, где в это время можно повстречать мисс Хейзелнат?
Пробежка в поисках неуловимой Дженни принесла свои плоды, и плоды эти оказались не слишком приятны на вкус. На доме Джонсонов - а после приглядывания оказалось, что и не только - обнаружился плакат, на котором мерзостная упырица с криксой на руке восседала на мешках с товарами. Подписи на плакате не было, но она и не требовалась. Уж очень походило изображение на те рисунки, что ходили после коронации. Хотя и отличалось тоже.
И булочник Уотсон не порадовал тоже. И вопросом, правда ли, что король отпустит цену на муку, и сообщением, что как-то мало её сегодня привезли, и странным, смущённым взглядом, словно хотел что-то спросить, но не решался.
Кумушки из матушкиной стаи при виде Клайвелла неодобрительно качали головами, и он мог даже по этому жесту предположить, о чём они судачат. Впрочем, разговоров вполголоса хватало и без них.
Дженни обнаружилась в крайнем деннике конюшень, где она под присмотром конюха с явным удовольствием вычёсывала некрупную рыжую кобылку. Выглядела девочка усталой. Увидев констебля, впрочем, она приветственно отсалютовала щёткой.
- Ваше констебльство! Куда детей-то задевали? Я, значит, ищу-ищу, а потом бац - и говорят, будто с рыцарем ускакали.
- Это временно. - Отмахнулся от нее Джеймс, изрядно озадаченный плакатами с королевой и малым количеством муки. И если на рисунки можно было просто махнуть рукой - не гонять же стражу их срывать, хотя намылить шеи и стоило, но мука... В свете слов Джека о том, что продажи выросли... Куда, черт побери, деваются подводы?
- Дженни, ты подзаработать хочешь? - Поинтересовался он, сообразив, что молчит уже долго и вообще девочку искал сам.
Вопреки ожиданиям, та не стала отвечать сразу, медлила, помахивая забытой щёткой. И лишь спустя несколько долгих секунд сморщила нос, пробурчала себе под нос что-то про грязные соверены и решительно кивнула.
- Как не хотеть-то, ваше констебльство? Хочу. Кто же от таковского отказывается?
- Соверен? - Переспросил Джеймс задумчиво, - ты, часом не о таком мерзком типе с лицом восточного сатрапа? Он что, в Бермондси?
Девочка небрежно пожала плечами.
- Ну так. Да только кто он такой, что мне указывать будет? Пф. Тьфу на него. Так что говорите, сделать-то надо?
Джеймс вздохнул и уселся на валяющееся неподалеку ведро, перевернув его.
- Мне нужно, чтобы ты завтра отправилась со мной на мельницу в Гринфорде, с утра. С самого раннего утра. И осталась там, в услужении у мисс Берроуз. Не нравится мне то, что здесь происходить начинает. Чуйства, как ты говоришь, неправильные. А мисс Мэри... - он замялся в раздумьях, как поточнее выразиться, - очень мне дорога. И этим могут воспользоваться в случае чего. Тебе не нужно геройствовать, всего лишь веди себя прилично и если вдруг... Ну, тебе нужно будет спрятаться понадежнее и потом сообщить мне. Буду платить по серебрушке.
- На мельницу?.. В услужении?.. - по лицу Дженни было видно, насколько не привлекает её идея. - Ваше констебльство, да какая из меня услужительница?! Эта ваша мисс Мэри, небось, посмотрит только, и вашей-то быть перестанет! И не умею я в это, ихнее... в шитьё да булавки!
- Лентяйка, - мягко пожурил ее Джеймс, задумчиво глядя на лошадей, - ладно... Расскажи-ка мне про Соверена... Что значит: "кто он такой, чтобы указывать"? Почему он указывает и куда делся прежний пастух?
- Не лентяйка я, - проворчала Дженни, - а только когда ж... нормальному-то учиться было. А Грай куда делся - кто его знает. Взял да и исчез, а вместо него - этот вот. Дрянь редкостная, я скажу. Слухи ходют, что в Лондоне как-то одного надвое порвал, за ноги-то. Просто руками, без деревьев каких. Сволочь, одно слово. Что до словей, то так и есть. Я - Дженни Хейзелнат, и я - сама по себе! Кому хочу, тому и работаю.
- Тебе ночевать-то есть где, самопосебешная Дженни Хейзелнат? - Джеймс поднялся и вздохнул, потрепав девочку за макушку.
Хм, выкупили или убрали? Убрали или выкупили? В любом случае - наверняка не дознаешься. Грай либо подо льдом уже и всплывет весной, либо далеко - и всплывет в другом городке. Впрочем, нехватку продуктов могут тоже создавать специально, без лишнего шума выкупая подводы. И даже будет неудивительно, если для отвода глаз ограбят парочку возов. Вот только плакаты с Болейн - чьи? Заговорщиков или банд? Хотя, скорее действуют независимо, а передельщики еще и прикрываются этим заговором. Джеймс очень не любил это чувство беспомощности, когда и почти все понятно, и сделать ничего нельзя. Как с Джеком Берроузом. Оно его раздражало до бешенства. Впрочем, для этого было еще рано. В управе лежал сверток с воздушным змеем, а время съездить на мельницу, как будто, еще было. По крайней мере, если в ночь ничего не начнется.
Дженни неподражаемо фыркнула.
- Есть, конечно. Чтобы чужак тут всё знал? Да ни в жисть, - она переступила с ноги на ногу и вздохнула. - Ладно... совсем утром, говорите, ваше констебльство? Когда оно ещё и не утро, небось, да?
- Спи уж, - улыбнулся в ответ Джеймс, - не прав я. Не нужно тебя в это мешать. Сам выкручусь. Держи.
Серебряная монетка перекочевала в руки девочки. Джеймс снова потрепал ее по теплой макушке, собираясь уходить.
- И купи себе шапку, наконец, - проворчал он.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510620 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:17


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Хельга и Лео

Джеймс Клайвелл

Лондон, Доки
7 января 1535 г.

Закалывать плащ брошью он не стал. Пусть даже глупо было предполагать, что его не знают, но, все же, демонстрировать то, что ты констебль - в Доках... Глупо не менее. Да и одежду надел попроще и постарее. И отказался от меча, оставив его в управе. Квилона должно было хватить. Ну, а в ситуациях, где не поможет длинный кинжал, бесполезен будет и меч.
Дорога была мерзка именно настолько, насколько её запомнил Джеймс. Доски, заменяющие здесь мостовые, мерзко хлюпали под ногами - обитатели этого местечка не утруждали себя выгребными ямами и выплескивали все прямо из окон. Или под ноги. Крысы, иные размером с кошку, нагло копошились в грудах мусора, ничуть не боясь шагов. Людей, ожидаемо, было немного. Пара моряков, явно спешащих по своим делам, несколько праздношатающихся типов, чьи рожи вызывали только одно желание - повесить. Скучающие стражи на углу, старательно их не замечающие. Оборванный, испуганный мальчонка, выглядящий настолько голодным, что Джеймс с трудом удержался от того, чтобы бросить ему на ходу монетку. И, наконец, таверна под красивой, кованой кружкой, лениво раскачивающейся на обрывке веревки.
У Гленголл в такое время было почти пусто. Сидел спиной к стене пожилой краснолюд в парусиновой куртке, слишком холодной для этой зимы. Время от времени он запускал похожую на лопату пятерню в густые встрёпанные волосы, хмурился и шевелил губами, словно пытался что-то вспомнить. Раздумьям помогала уполовиненная кружка дешёвого, дерущего горло рома. Напротив, у прикрытого ставнями окна расположилась с богатым кальяном женщина, которую Клайвелл вчера видел в сопровождении пары эльфов. Она даже не сменила накидку - и лица не сменила тоже, равнодушно глядя сквозь доски. Пока констебль смотрел, чёрно-белая женщина охватила губами резной чубук и неторопливо выпустила очередную струю синеватого дыма, завесив мир дымкой. Перед ней на столе стоял бокал с янтарным маслянистым напитком, запотевший, словно его только что сняли с ледника.
Почти пусто было у Гленголл, и тихо - но не совсем.
- В рам́очке, смекаешь? – четко звучала в зале забавная, ломаная речь Ю Ликиу, ручейком по камешкам перетекающая от буквы к букве. Иногда ручеек спотыкался об особо несговорчивую букву и плавно огибал ее, заменяя другой, а то и вовсе – выбрасывая на берег. – В золотой рам́очке. Квиток. От гре́фье.
В голосе китаянки звучали довольство и нескрываемый смех. Бармен с крысиным лицом, протирающий кружку обрывком красной тряпки с кружевом, согласно кивал, не поднимая головы. Юшка заливалась смехом, напоминающим о пении иволги и изящным движением узкой руки поправляла несуществующую прическу, откидывала некогда непокорную, а сейчас попросту отсутствующую, прядь волос со щеки. Да и шею и плечи она держала настолько ровно, что вместо белоснежной рубахи почти нараспашку виделась другая, с высоким стоячим воротником, наглухо застенутая и расшитая золотыми драконами по алому шелку.
Джеймс некоторое время помялся у порога, размышляя, как лучше обратиться к китаянке, но, не придя к определенному выводу, решительно прошел к стойке.
- Доброго утра, мисс Ю, - улыбаясь, поздоровался он.
Ю Ликиу единым, плавным движением развернулась к нему, просияв улыбкой в ответ настолько широкой, будто родственника увидела.
- Мистер Джеймс! Я так рада! Бабочка, - вопреки ожиданиям на зов откликнулся бармен, - "Гранде дель Маре" для мистера Джеймса. Вы ведь позволите вас угостить?
Джеймс чуть вздрогнул, удивленно уставившись на женщину. Итальянское вино любимой марки он позволял себе нечасто и... Мысленная затрещина взбодрила и напомнила, что он его упоминал не далее как позавчера, в таверне.
- Э, - неловко выдавил он, - благодарю вас, мисс Ю. Я, собственно, по делу.
Юшка рассмеялась звонко, колокольчиком под крышей пагоды.
- Конечно же, мистер Джеймс, - согласилась она, смеясь, - вы всегда приходите для работы. А ведь можно - просто в гости!
Бармен, тем временем, поставил на стойку поразительно чистый, начищенный до блеска бронзовый кубок. По таверне поплыл чистый, свежий запах винограда, созревшего под солнцем Италии, на южных склонах, сладкий и пьянящий.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510618 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:12


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Филиппой и Леокатой

- В конце концов, сэр Фламберг, - закончил он чуть расстроенно, - нельзя осуждать меня за желание жить хорошо. Да и признаться, я до сих пор не верю, что Эмма не окажется в бор... брошенной.
Михаилит задумчиво помолчал, потом тоже вздохнул, не менее, а то и более тяжело.
- Велик святой, пробуждающий такие чувства. Но милорд, помилуйте! И не думал осуждать. Дорогая, разве мы когда-то кого-то осуждали за желание жить хорошо?
- Не припомню, - сестрица недоуменно вздернула бровь, провожая взглядом служанку, принесшую завтрак.
- Вот! - Фламберг поднял указательный палец, другой рукой разливая вино. - Не осуждали, и не будем. В конце концов, мы и сами считаем, что лучше жить хорошо, чем жить плохо. По, скажем прямо, жизненному опыту. И этот же опыт говорит, что, хотя мы неимоверно признательны за признание того, что в признании не нуждается, а родственные чувства и опасения практически вызывают слёзы умиления... к слову, в гости мы всё равно вряд ли приедем, но неважно. Так вот, несмотря на всё это неизбежно хочется мне спросить: и что же, милорд?
- А ничего, - беспечно пожал плечами Дик, - я сказал, вы услышали. Эми еще и поняла. Да, Эми, отчего вы так мало едите? Кажется, кусок хлеба у вас был всегда, откуда такая аскеза?.. О чем бишь я? Ах да! Научись видеть, где всё темно, и слышать, где всё тихо. Во тьме увидишь свет, в тишине услышишь гармонию, не так ли, сестрица? Пока я искал вас, потерял себя и пытаюсь обрести свет и тишину. А вы, Фламберг, уже нашли себя?
- Вы всегда были экономны, милый братец, - любезно согласилась Эмма, вздрагивая и плотнее прижимаясь к своему михаилиту, - и очень практичны.
- Наверное, неплохое качество для землевладельца, - добавил Фламберг, обнимая её за плечи, и коснулся губами волос. - Теперь и вовсе хорошо. Больше никаких лишних трат, даже на хлеб. В доме - мир и покой, от которых отдыхает душа, а в мыслях царит покой озёр, отражающих горы... И - благодарю за заботу. Легко найтись, когда рядом - такая женщина. Впрочем, вы, наверное, понимаете и сами. Ведь и вас ждёт дома жена.
- Кларисса - свет обманчивый, неверный, - уныло сознался Ричард, пригубив из своего кубка, - в ней нет ни глубины озер, ни высоты гор. Люди ищут пути на небо по той простой причине, что они сбились с дороги на земле, верите ли, Фламберг? Любовь должна быть скорее светом, чем пламенем, а если ее нет? И лишь сумрак вокруг. Впрочем, кому как не вам, билберийскому палачу, известно, что чем ярче горят костры за спиной, тем светлее путь впереди?
Улыбка Фламберга приняла сочувственный оттенок, и он снова обратился к Эмме, задумчиво болтая вино в бокале.
- Ты и не говорила, что брат - такой философ. Свет, тишина. Костры. Право же, если они так нужны, впору самому уходить в монастырь. Ибо Deus Caritas Est, но и Deus Lux Est. А если почему-либо этот свет не подойдёт, вдруг там случайно проедет... знатная дама?.. Заглянет под капюшон серой рясы. Зажжёт свет - хотя бы и в виде костров. Может ведь такое случиться, дорогая?
- Обязательно случится, - Эмма, вцепившаяся в рукав Фламберга так, что побелели пальцы, кивнула рассеянно и как-то удивленно, даже изумленно.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510616 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:09


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Вороний, разочарованный и злобный, грай умолкал в лесу. Просеменила обратно мшанка, выражением морды отчего-то напомнив Бойда, а Эмма облегченно вздохнула, обнимая за шею.
- Убей ее, - вопреки словам, голос девушки дрожал,- надоела, право. Я ведь не знаю, как это работает. Понимаю только, что ты зовешь - и откликаюсь, точно свечу в окне зажигаю. А идешь ты сам.
- Сам, сам, - откликнулся ворон, крупный, иссиня-черный, с серебряными кольцами-браслетами на лапах, с ветки ясеня, - сам, сам.
- А я, получается, иду на свет, - продолжая говорить, Раймон снял с седла новый арбалет и спокойно, не торопясь взвёл. Воздух вокруг подрагивал от морока, и он точно знал, что видит ворон: двух человек, занятых только разговором. - И убил бы с удовольствием, да найти бы способ. В том... там, где я был, говорили, будто я её прикончил. Жаль, не подумал спросить, как именно.
Выстрел оказался точным. Болт смахнул птицу с ветки, оборвав карканье на полузвуке.
- Жаль, - согласилась Эмма, аплодируя выстрелу, - еще долго терпеть ее назойливость, значит.
Ворон трепыхался в снегу, коротко вскаркивая в агонии. Из заснеженных кустов высунулась морда очередной мшанки, но ни люди, ни птица ее не заинтересовали.
- Древние богини, - слова прозвучали как ругательство. Раймон спрыгнул с лошади и, после некоторого колебания, снял с поджатых лап птицы серебряные кольца и подкинул на руке. Украшения отзывались в пальцах покалыванием, и он хмыкнул. - Зачаровано. Интересно, как. Явно не на то, чтобы отбивать стрелы.
На мшанку Раймон бросил только короткий взгляд. Одна или две были ему неопасны, да и в период размножения эту нежить волновало иное. И, опять же, за них никто не платил. Даже не предлагал.
- Придётся терпеть, - согласился он с запозданием, и вздохнул. - Кто знает. Венец, вроде бы, её дар. И артефакт, вроде бы, сильный. Глядишь, если найдём, пригодится. Прежде, чем отдавать.
- В этот раз она хотя бы ворона здесь не досчитается, - в голосе Эммы звучало злорадство, но посматривала она на мшанок с заметным беспокойством, - а вот эти... зверушки, они всегда такие любопытные? Их так лошади интересуют, точно никогда ничего интереснее не видели.
- Не должны бы, - Раймон ещё раз критически оглядел тварюшек и нахмурился. Те действительно не проявляли желания поохотиться, но... он вспрыгнул в седло. - Пожалуй, не стоит искушать их лишний раз.

Мшанки сопровождали их почетным караулом при королевской чете, мелькая рыжими спинами в придорожных кустах, часто показывая мордочки и перевякиваясь звонкими, тявкающими голосами. Сзади им отвечали также - звонко и задорно, заставляя нервно всхрапывать Солнце, а Эмму, пересевшую на своего коня, с ворчанием успокаивать его. Продолжалось так довольно долго, пока дорога, вильнув, не уперлась в развилку. Столб с деревянным щитом пояснял четкими надписями, вырезанными на нем, что Глостер - налево, а направо будет местечко Чедворт с одноименным поместьем. До деревеньки выходило ближе - не больше получаса езды. И Раймон не помнил, было ли, где переночевать дальше по дороге к Глостеру. Устраивать лагерь в лесу, где свободно бегают непуганые мшанки, не хотелось тоже. И возникали вопросы, как же тут живёт эта чёртова деревня. Городок. Или что там ещё. Ответы, которые возникали тоже, не нравились. И всё же он со вздохом мотнул головой направо.
- Не могу сказать, что мне не нравится компания, они почти умильные, но всё же ночевать лучше в кровати.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510613 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:07


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

7 января 1535 г. Тракт.

Эмма ехала молча от самого Лондона. Да и там, пояснив парой слов, что произошло, больше не говорила. Молча и споро собрала сумки, помогая себе коленом, уминая особо упорно отказывающиеся укладываться вещи. Сердито нахмурив брови, долго застегивала неисчислимое множество мелких пуговичек на перчатках, не позволяя себе помочь. И молчала. Точно только что из монастыря вышла. Морщилась, как от боли, осторожно поводя плечами. Зябко ежилась, когда ветер сметал колючий снег с деревьев у тракта. Но, наконец, не выдержала, когда они отъехали уже достаточно далеко, за королевский лес и даже миновали пару деревушек.
- Можно к тебе? - Жалобно попросилась она, подводя Солнце ближе, - меня будто на части разрывает.
Лес, перешептывающийся тихими, шуршащими голосами, на мгновение замолк, прислушиваясь к ее голосу - и оживленно загомонил, будто обсуждая услышанное. Глухо каркнул ворон, веселым треском ему вторили сойки и сороки, глухо застучал дятел в свой лесной барабан.
Ситуация не нравилась Раймону ещё со вчера. А ещё у него чесались руки. Невзирая на слова Эммы о том, что её брат не виноват и точно так же ошарашен. Невзирая на то, что он и сам видел выражение лица Ричарда Фицалана в тот момент, помнил его слова, тон. И всё же, всё же этот человек пришёл с некой целью. Слишком ловко он играл словами, пусть и не ясно было - зачем. Пусть и не ждал такого исхода - но ведь рассчитывал на какой-то иной? Совпадения. От одного слова хотелось морщиться, и он улыбнулся Эмме:
- Конечно. Семейные встречи всегда волнительны.
Снять девушку с седла и усадить перед собой было несложной задачей. И снова напоминало о времени в монастыре. Разве что теперь не приходилось беспокоиться о наказаниях. Но и беглая послушница, кажется, все же исчезла без следа. Не сидела та Эмма в седле, как влитая, не прижималась к груди так плотно, будто желая врасти. И уж точно - никогда не позволила себе бы этот поцелуй, пахнущий зелеными яблоками и мятой. И тело под плотной тканью, которой словно не было, ощущалось иначе тоже.
- Так хорошо, - пальцы девушки начали привычный уже путь по вышивке оверкота, - совсем хорошо.
На ясене слева мелькнул арбалетный болт с куском красной тряпки - так братья помечали места с недочищенными логовами тварей. Но лес шумел как обычно, не умолкая, сороки стрекотали спокойно и ровно, ворчливо переругивались воробьи.
Раймон, мысленно перебирая тварей, которые могли становиться невидимыми или умели маскироваться настолько хорошо, что не потревожили бы лес, провёл пальцами по рёбрам корсета, будто по коже.
- Разрывает - как тогда, с кошками? Иначе?
- Как будто руку пытаются оторвать. Назад тянет. Тянуло, - Эмма прижалась еще плотнее, вздохнула, - уже прошло.
Через дорогу неторопливо, перебирая лапами, будто исполняя сложные танцевальные па, просеменила мшанка, напугав Солнце. Жеребец всхрапнул и ткнул Раймона под локоть теплым носом, точно намекая, что он бы тоже непрочь, вслед за своей всадницей...
- Вот так, просто? Это хорошо. Интересно, каково сейчас твоему брату, - изгнать из голоса толику мстительности Раймон даже не пытался. Сознательно, или нет, а этот чёртов рыцарь был виноват. Снова. И то, что его самого разговоры скорее развлекли - язвить сэр Ричард умел и явно любил - не имело к вопросу никакого отношения.
"Видел он сестру разок, да уж".
- Надеюсь, похуже, чем просто ощущение, что отрывают руку.
- Похуже, но, - Эмма подняла на него глаза и ласково погладила по шее, - он ведь тебе понравился. Особенно, после этого жеста.
С этим согласиться было легко. И, в принципе, согласие ничего не меняло тоже. Он улыбнулся девушке.
- Конечно. Особенно после этого жеста. Но это не повод позволять... - Раймон махнул рукой в воздухе, подбирая слова, - чтобы дым проникал слишком глубоко под стекло. Нарушает правила игры, так? Поэтому плакать по нему я не стал бы тоже.
Вороны в отдалении подняли грай, перекидывая голоса, точно письмо, точно послание. Дорога впереди подернулась зыбким, жемчужным туманом. А может быть, то был и не туман вовсе. Эмма вздохнула и вздох по ноте, по шороху, по каплям медленно скатился жемчужинами, запутался в гриве лошади...
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510611 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:06


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Даже когда они спустились вниз, переодевшись и немного отдохнув, ощущение устроенности не покидало. Подавальщица, тоже вся какая-то милая, уютная и пухленькая, немолодая, но со смешинками в уголках глаз, с добрыми морщинками, чисто и опрятно одетая, принесла гору снеди на нарядном бронзовом подносе.
- Без мяса жить практически нельзя, а с мясом жить заметно веселее, - пошутила она, ставя в центр стола горячую, пряно пахнущую копчением, вырезку. Островками выросли вокруг зелень, нарезанный причудливыми квадратами сыр, пахнущие домом булочки и невесть как сохранившаяся свежей темная, почти черная, крупная вишня, кажется, порадовавшая Эмму больше тиары.
- В поместье нужно будет разбить оранжерею, - задумчиво заметил Раймон.
Сам он, по заветам подавальщицы, с которыми был полностью согласен, уже занимался вырезкой, заедая её ломаными кусочками ароматного сыра. Островатый вкус его, смешиваясь с мясным соком, прикрытый сверху свежестью салатного листа, мог бы сбить с пути и святого. Раймону до святости было далеко, поэтому он отдавался искушению радостно и с нескрываемым удовольствием. Над Эммой, лукаво улыбнувшейся в ответ на его слова, кажется, довлели те же чувства. Впрочем, ответила она не раньше, чем очередная косточка легла в сложный узор, начавший проступать на дне тарелки.
- Придется нанимать старого и немого садовника, - даже не пытаясь скрывать смех, посетовала она, - чтобы на служанку не заглядывался.
Раймон разломил ещё тёплую булочку и, подумав, окунул в варенье. Давленые ягоды чёрной смородины, скорее кисловатые, чем сладкие, не напоминали ни о мёде, ни о востоке, зато как-то очень странно подчёркивали сыр. Странно, но вроде бы правильно. И даже хорошо. Прожевав и подумав, он предложил:
- Можно евнуха. Или двух. Служанка ведь и посторонними мужчинами интересоваться, к чему риск? Всегда есть какая-нибудь деревушка под боком, где живёт много парней, охочих до служанок. А тут ведь старая не сгодится.
- Дорого, - Эмма проводила взглядом очередной кусочек булочки, вздохнув, но от ягод не оторвалась, - и жиреют они часто. Лучше бы пару таких оленей, как у Грейстоков. Сами себя обеспечивают. Правда, оранжерею потравить могут.
Мысль оказалась неожиданной, но в чём-то очень практичной. Очень Эммы. Поданной с такого угла, что переводил воспоминания в совершенно новое русло, очищая их, делая какими-то - другими.
- Удобно, - признал Раймон. - Думаешь, они продадут несколько на развод? Только пары маловато будет. Хотя бы двух самцов и несколько самок.
- Пожалуй, не хочется проверять это, - нехотя созналась девушка, протягивая ему ягоду, - ни потом, когда поместье будет, ни сейчас. К дьяволу. Признаться, я думала, они их еще и едят. Но... они, кажется, чувствуют только очень сладкое.
- А-а! - Раймон невольно испытал облегчение. Тогда, в особняке он не связал слова Айме с тем, что на пиру никто толком не ел, но теперь всё встало на свои места. Проглотив ягоду, следом он прожевал кусочек мяса, приправленного чесноком и явно приготовленного под красным вином. - Бруха говорила, что, пройдя по этой чёртовой лестнице, теряешь вкус к жизни. Остроту, чувство, цвета. Что ж, обойдёмся слугами-мужчинами? Они хотя бы будут сами бегать в деревню, а не наоборот.
- А потом из деревни будут бегать разъяренные отцы девушек, - проворчала Эмма, с явным сожалением и алчностью глядя на уполовиненную миску с вишней, - или сами девушки. И однажды, вернувшись, мы обнаружим орду кудрявых мальчуганов, топчущих лужайки перед домом и портящих розы не хуже твоей лошади.
Лёгкое движение руки, и ягоды придвинулись ближе к Эмме. Сам Раймон, подумав, намазал варенье прямо на сыр и с удовольствием отправил в рот под изумленным 0взглядом девушки. В опустевшей на треть мисочке из светлой глины тёмные разводы складывались в причудливый рисунок, похожий на отражение в кривом зеркале какого-то очень удивлённого змееобразного создания с длинными вытянутыми лапками.
- А со служанкой они будут появляться прямо в доме, прежде, чем выбегать на лужайку и уничтожать розы. Придётся часто менять. От вторжения извне, по крайней мере, можно завести в поместье стаю лесавок или попросить у Бойда выводок гончих.
- Не могу больше, - со скорбным вздохом призналась Эмма, отодвигая от себя вишню, - и вообще, если буду столько есть, то Солнце не сможет меня нести. И вопрос нравственности слуг решится сам собой.
- Очень сомневаюсь, что это случится с ягод, - скептически отозвался Раймон. - Очень. К слову, о поместьях, слугах и рыцарстве. Смутно помню, что мне - и тебе, соответственно, тоже - полагается и герб. До сих пор не было толком времени подумать, что там изображать. И ещё девиз, - он с удовольствием разломил ещё одну булочку. К хорошей еде, хорошим комнатам привыкалось быстро, и оно того стоило.
Эмма, решившаяся, все же, на кубок вина и кусочек булки, жалобно покосилась на него.
- У тебя даже щита нет, чтобы герб носить, - напомнила она со вздохом, - и стяга тоже. И сомневаюсь, что какой-нибудь твари из леса будет интересно его разглядывать и раздумывать над значением того или иного символа.
- Герб можно нашить. На весь оверкот, чтобы ещё издали было видно, что цена - двойная. Тройная. Можно выбрать что пожутче. Жабдара того же.
- Лучше тогда сразу список цен, - проворчала девушка, с сомнением разглядывая подозрительную черную точку в румяной корочке булки. Точка, к счастью, оказалась угольком, но Эмма все равно отложила недоеденный кусочек на край тарелки, - и герб, и девиз одновременно.
- Нельзя, - Раймон с сожалением покачал головой, словно думал об этом всерьёз. - Тогда цена-то одна на всех. Никакого удовольствия вот как с Грейстоками. Или Тоннером. Того же Солнце мы бы тогда и не получили вовсе. Так что лучше рисунок. Стая лесавок, очень по занятию... хотя они негеральдические, но...
- С Грейстоками и без того удовольствия не было. А геральдические... Единороги, - девушку заметно передернуло, - и лучше бы их эти самые лесавки сожрали. И девиз при этом "Sic faciet omnibus".
- Лесавки, загоняющие единорога... пирующие на останках единорога. Хм...
- Я это даже вышью, - оживилась Эмма, - и еще тебе нужна будет фибула с гербом на плащ. Как раз и гривна эта ужасная пригодится.
- На фоне горящего монастыря... хотя вот такое могут не одобрить, конечно. Лучше просто. И гривна эта... - Раймон поморщился. - Да, стоит она достаточно. И лучше продать, чем переплавить на что-то другое. С некоторых пор то, что относится к старой вере, как-то настораживает. Так что - избавиться и достать что-то чистое.
- Причем - для тебя, - судя по упрямому тону, Эмма заранее готовилась возражать против очередного украшения.
Взгляд Раймона скользнул по открытым её рукам, по обнажённой шее.
- Там и тебе хватит. Браслеты, колье, чтобы к тиаре... ещё несколько колец, пожалуй...
- У меня есть кольцо, - девушка, вздернув бровь, продемонстрировала палец, на котором изумруд перемигивался с огнем камина, - иное мне не нужно. И браслеты с колье не нужны тоже. Для чего ошейник и оковы?
Раймон улыбнулся и оглядел едва уполовиненный завтрак почти с такой же тоской, с какой Эмма смотрела на вишню.
- Ещё серьги забыла.
- А серьги будет носить Роза! - Мечтательно ответила Эмма, с интересом прислушиваясь к разговору мужчин чуть поодаль, оживленно обсуждавших турнир, который вот- вот должен был начаться.
- И это будет самая дорогая лошадь в округе, - заключил Раймон и, не выдержав, рассмеялся. - Странная женщина, Эмма. И это - хорошо.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510609 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:03


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Филиппой

Руки оказались привязаны к перекладине креста, а потому первое, что ощутил Ричард, была страшная, выворачивающая суставы боль. Руки сжались в кулаки, не в попытке освободиться, нет, но в желании сдержаться, достойно перенести пытку. Ричард почувствовал, как ногти впились в ладони и открыл глаза. Он висел на кресте, а внизу, у его подножия уже занималась огнем высокая поленница из хвороста. Спина похолодела от осознания того, что его пожелания Эмме вернулись ему же и сейчас... Дым уже застилал сияние дня, что был ночью, хворост вспыхнул ярко и горячо, точно облитый маслом. Огонь несмело коснулся босых стоп, точно пробуя на вкус, а затем пополз выше, по штанам, разгораясь с утробным, голодным урчанием...
Больно уже не было. Чувства сгорели вместе с плотью, но смерть все не приходила, точно упрямое молчание Ричарда не позволяло ей приблизиться, точно подойти для последнего поцелуя она могла только по зову. И вдруг все пропало. Исчез крест и жар огня, испарились, будто их и не было. Ричард полулежал на лавке, опершись больно и неудобно на край стола, закусив до крови губу.
- Вам нехорошо, милый Дик? - Участливо поинтересовалась Эмма, успевшая перекочевать из-за спины на колено к михаилиту.
- Слишком много вина, полагаю. Оно здесь крепкое, а ждать ему пришлось долго, - раскаяния в голосе Фламберга не слышалось.
Сил Ричарда хватило только на то, чтобы сложить пальцы на руке в знак, известный еще римлянам под названием digitus infamis и прохрипеть негодующее: "К чертям".

В дом леди Леони Ричард добирался тяжело. Боль фантомных ожогов не покидала его, казалось, будто под жаром даже кости потрескались. Но все же, теперь, когда злость отступила и он снова обрел способность мыслить трезво, Ричард готов был признаться самому себе в том, что такую Эмму он готов уважать. И что, пожалуй, готов признать этот брак, тем паче, опротестовывать его было делом заведомо безнадежным. И еще - он, кажется, был готов говорить с новоиспеченным родственничком, как с равным. Всю жизнь, каждой своей мыслью, каждым своим вздохом, Ричард мечтал о том, как однажды он сможет добиться всего, стать богатым, вернуть роду его силу и положение... Но ведь возможности лежали под ногами, стоило руку протянуть и поднять. Быть может, не нужно было гоняться за призрачными сокровищами фэа и уж тем паче - за сестрой, которая могла и не оказаться ключом к ним? А просто пробиваться по головам, со всей жестокостью и отчаянной злобой?
Да и с Эммой необходимо поговорить теперь спокойно. Так, как они не говорили никогда.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510607 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:01


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с F_Ae

За день рыжий проныра в наглости не потерял нисколько, зато претерпел некоторый урон в манерах, став чуть развязнее. Но зато говорил - по делу и даже больше.
- Мамзелька ваша - у-у! Странно летает, господин. Как ушли с турнира, так, значит, прямиком в Ламбет. Ненадолго, я только булку съесть успел - и какие же они дорогие нынче, булки-то! Словно из золотой муки делать начали, денег не напасёшься.
Ричард досадливо вздохнул, протягивая парнишке монетку. В Ламбет их семья не была вхожа, а значит - михаилит, летающий слишком высоко для простого твареборца. Впрочем, не стоило спешить с выводами. быть может, его пригласили туда для работы.
- Дальше! - Потребовал он, нетерпеливо опираясь плечом на колонну крыльца дома Говардов.
- Спасибо, господин! А дальше-то проще всё будет. Трактир один есть на Норт-энд-роуд, прозывается "Эй, красотка!". Чёрт его разберёт, что там за красотки бывали, а ваша как раз там и поселилась. Дорогое местечко-то, да и дамочка непростая, - парень понимающе подмигнул. - Ну и порасспрашивал я тама, конечно. Потому как вы ж просили ещё и узнать, с кем она там нюхается. Вот я и узнал. И, как на духу скажу, связываться с таким!.. - он закатил глаза. - Сам билберрийский палач это, авось, слыхали?
- Не слыхал, - честно признал Ричард, подкрепляя свои слова монетой уже с большей охотой. - Палач?
- В Билберри-то, говорят, секта чернокнижная была. Людей Сатане жрать отдавали, жуть! - последнее слово было произнесено с немалым восторгом. - Золота там нашли горы, от жертвов-то. Давно, стал быть, копили. И ночами-то прям в церкви на алтаре того... вот. Как там, значит, твареборец с вашей мазелькой оказались, неясно, а только кровь оттуда реками текла! Всех порубил, женщин, детей, страсть! И священника даже святого, который, значит, остановить пытался, души спасти от гибели, заживо сжёг! И констебля убил. Не тамошнего, другого какого-то.
- Многовато на одного-то, - последняя монета перекочевала в руки проныры, кошель был надежно завязан, а Ричард довольно прищелкнул пальцами. По крайней мере, он теперь знал, куда и к кому идет. В россказни о реках крови и полностью вырезанном городке не верилось, но, все же, в каждых слухах есть доля правды.

Меч он брать не стал, в узких улочках старого Лондона хватит и новенького кинжала. Впрочем, в дни турниров город был буквально забит стражей, говаривали, будто бы сам король под личиной простого дворянина гулял по столице.
До таверны с интересным названием "Эй, красотка!" Ричард добрался быстро. Она находилась недалеко от центра, на оживленной улице и даже снаружи выглядела уютной. Внутри, где горели три камина и шум мира гасился занавесками на окнах, было тепло. Усевшись за стол, стоящий в отдалении от прочих, он поманил пальцем слугу.
- Вот что, любезный, - ладонь подвинула к краю денежку, - сообщи госпоже... Фламберг, что Дик просит спуститься.
Детское прозвище, вспомнившееся так неожиданно, выручило его. Не хотелось называть имен и не хотелось излишнего шума.
Вернулся слуга быстро - один - и согнулся в неглубоком поклоне:
- Обождать велели-с.
Наглость сестрицы и ее спутника вывела из душевного покоя настолько, что Ричард только кивнул. Подниматься к ним сам он не намеревался, но и ждать, пока снизойдут, было как-то унизительно. Оставалось только потребовать вино и откинуться на стену с невозмутимым видом. И все же - он волновался. Не настолько, чтобы тряслись руки или путались мысли. Да и нельзя это было назвать, наверное, волнением. Скорее, предвкушением, делающим ожидание не томительным, а каким-то напряженно-радостным, точно перед турниром. Или в Сочельник, в детстве, когда ожидаешь новую игрушку к Рождеству.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510605 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 15:00


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


F_Ae и Леоката

Биться, ожидаемо, выпало ему с тем самым Карлом Эдцартом, столь восторженно отзывавшимся о глазах сестрицы. Огромный и сильный он, тем не менее, был вертким и спорым. А еще имел склонность к зеркальной защите. Финт справа Ричард нанес расслабленной рукой, но не избегая меча противника. Сталь зазвенела о сталь, и меч Эдцарта снес клинок Ричарда. Останавливать руку Фицалан не стал, позволяя увлечь себя влево. После того как его клинок проскочил под мечом противника, Ричард немедленно нанес сильный удар в бок, подталкивая немца, используя его силу и скорость против него же. На упавшего Карла он даже не оглянулся, поднимая меч и приветствуя исходящую криком толпу. Глаза его при этом не отрывались от сестрицы. Впрочем, Эмма ничем, ни словом, ни лицом не показала, что увидела или узнала брата. Девушка смотрела равнодушно и холодно, прижимаясь к руке своего спутника, по мнению Ричарда - совершенно бесстыдно.
Уже в шатре, отдыхая от боя, он подумал, что Эмма, должно быть, все же узнала его. Не мог он измениться за эти шесть лет столь же сильно, как и она. Колено ныло нещадно, но в хауберке даже помассировать толком не получалось.
- Сэр Ричард. - Эдцарт опустился на лавку рядом, с сочувствием глядя на лорда Фицалана.
- Сэр Карл. - Ричард вопросительно взглянул на немца, вытягивая ногу.
- Сэр Ричард, - Карл был чуть моложе его и смотрел на Ричарда с выражением немого обожания, - признаться, я восхищен вашим воинским искусством.
- Биться на тупых мечах на потеху толпы - это не искусство, сэр Карл, - тяжело вздохнул Ричард, невольно улыбаясь в ответ на похвалу, - это балаган.
Турниры давно уже стали праздным развлечением для толпы, глазеющей на тех, кто мог бы стяжать славу в бою. И все же - признание, пусть и этого огромного немца, было приятно.
- У меня есть поместье возле Волфиша, - продолжал, меж тем, Эдцарт, - и там знатная охота на волков. Верите ли, огромные, лохматые, серые твари. Там ведь даже михаилитам делать нечего - всю нежить волки повывели. Слышал я, что вы заядлый охотник, сэр Ричард. Быть может, - немец замялся в нерешительности, - вы не откажетесь погостить? И поохотиться.
Ричард вздрогнул, изумленно уставившись на сэра Карла. Впрочем, приглашение было обычным в среде дворян, а потому он согласно наклонил голову.
- Благодарю вас, сэр Карл, не откажусь.
- Так девятого я отъезжаю, - искренне обрадовался Эдцарт, - прошу со мной.
- Вснепременно, сэр Карл, - кивнул Ричард, спеша на ристалище. Герольд выкликнул его имя.

Следующий соперник, крепкий и коренастый сэр Генри Рич, заставил уйти его в глухую оборону, нанося один за другим мощные удары. Приняв на клинок и первую, и вторую атаку, Ричард щитом принял третью, сбивом меч в меч уводя оружие противника в сторону. Отталкиваясь от того, что сэр Генри провалился, запнулся, Ричард с размаху рубанул по краю щита, выбивая его вместе с держащей его рукой влево. И, разворачиваясь в вольте, догнал противника ударом по шлему. Следующий бой Ричард проиграл, задумавшись о доме и семье. Кларисса наверняка, воспользовавшись отсутствием мужа, принялась растрачивать оставленные для хозяйства деньги на помощь сирым и убогим, будто сама умом не была убога, дурочка... Ярость - плохой советчик воину и Ричард провалил одну атаку за другой, схлопотав мечом по уху, отчего голова еще долго отзывалась мелодичным звоном, сродни тому, что слышен с каждой колокольни на Пасху. Не отошел он и к четвертому ристалищу, но его, по крайней мере, удалось свести к ничьей и обменяться рукопожатиями с сэром Френсисом Брайеном. И даже побеседовать с ним после, в шатре, обзаведясь полезным знакомством при дворе. И после серии побед он, наконец, смог снять осточертевший хауберк, окатиться теплой водой, что держали в жарко натопленных банях у ристалища и переодеться, сменив турнирный меч на свое обычное оружие.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510603 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 14:54


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой

Слова сорвались - и повисли. Запоздало сообразив, что выдал не слишком гладкие отношения в семье, он растерянно замолчал.
- Какого цвета у неё глаза? А волосы? - Мэри, не выказывая желания высвобождаться из объятий, потянула его туда, где раскинулись лотки торговцев пряжей, тканями и одеждой. - И пони - это тоже важно!
- Бесси похожа на меня, - вздохнул Джеймс, придерживая девушку, - и мисс Мэри, нам негде держать пони!
"Особенно - в свете ощенившейся Девоны и ее детенышей, одного из которых магистр наверняка всучит детям!"
- Есть конюшни стражи, - с замечательным равнодушием к официальным регуляциям предложила Мэри и оглядела его, словно увидела впервые. - Каштановые волосы, красивые серые глаза, замечательные, длинные ресницы... бородки и усов, надеюсь, нет.
- Надеюсь, они и не появятся, - со смешком проворчал Джеймс, приятно польщенный, - а в конюшнях стражи никак нельзя держать, мисс Мэри. Но я подумаю об этом, обязательно.
Все же, девушка была права. Детям необходимо было учиться верховой езде, а Артуру - еще и фехтованию. И ставить руку должен не отец, а учитель. И танцы для Бесси. И... Черт побери, когда все это успевать? Джеймс даже сбился с шага, запнувшись носком сапога за ледяной валок на тропке. Потом. Обо всем этом он подумает потом, когда дети вернутся и - если будет жив сам.

Из Гринфорда он вернулся уже затемно, неспешной рысью. Но Мэри до темноты доставить домой успел. И даже - о, трепещите маменькины кумушки и охочие до сплетен жители Бермондси! - запечатлел церемонный поцелуй на щеке девушки. Хотелось большего, но... Он все время на виду. Сотни глаз следят за ним, оценивают каждое слово, каждое движение, каждый поступок. Делают выводы, обсуждают, перемывают косточки. Не то, чтобы его волновало их мнение, но если с ним что-то случится, у Мэри неизбежно появится новый ухажер и для чего делать так, чтобы ему было в чем упрекнуть мисс Берроуз? Джеймс мрачно ухмыльнулся, понимая, что рассуждает не как пылкий жених, а как отец почти взрослой дочери. Как она там, его печальная звезда? Торба с одеждой для нее и Артура приятно оттягивала плечо, когда он неторопливо шел к опустевшему, холодному дому. Миссис Элизабет, должно быть, уже спала - на столе в кухне догорала свеча, остывший давно ужин был накрыт белой салфеткой и рядом с тарелкой лежал маленький конвертик.

"Дорогой отец,
Оказалось, здесь есть собственная голубятня в странной высокой башенке, и магистр был столь добр, что позволил мне зачаровывать голубей "хоть каждый день, пока их крошечные головы не закружатся". Артур уже спит. После дороги он устал так, что еле смотрел, куда нас привезли, но, думаю, завтра всё изменится. Как бы за ним уследить... Много-много места, где можно бегать, лазать и упражняться, даже есть залы, где держат живых тварей - и библиотека! А ещё полно мальчишек, которые смотрели на меня так, словно никогда в жизни не видели женщин, даже маленьких. Или, как выражается Дженни, как стражники на дармоватый - надеюсь, я написала слово правильно - эль. Они в самом деле пьют прямо в рабочее время?.. А ещё все тут носят тёмно-синее. Словно маленькая армия, и это очень странно. И всё равно ведь все разные. Хотя и одинаковые тоже.
Нам отвели всё-таки не место в казармах, а целую комнату. Здесь непривычно пусто, просторно, мягкие кровати, и главное - тихо. И тепло, словно сами стены греются. Мне всё равно не спится, но, наверное, попробую после того, как отнесу письмо. Если не заблужусь - замок... поместье просто огромное.
Скучаю.
Твоя Бесс.
"

Сердце застучало бешено, даже потребовалось унимать его рукой. Джеймс снова перечитал письмо, не веря, что дочь прислала весточку. И стало больно. Очень больно, до стиснутых зубов и сдерживаемых слез. Сухое, формальное письмо, в каждой строчке которого сквозило одиночество и обида. На которые Бесси, между прочим, имела право.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510600 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 14:53


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой и Лео

Опасный вопрос для констебля, находящегося на чужой земле, но ничего поделать с собой он не мог.
- Я - ничьих, - почти шепотом залепетал испуганный по виду мальчишка, - сампосебешный.
Оглядывался он при этом на невысокого, крепкого и коренастого мужчину с желтоватой кожей и узкими раскосыми глазами. Лысый, с кустистыми бровями, длинными вислыми усами он был похож на какое-то жуткое изваяние, замерев неподвижно неподалеку от Клайвелла. Казалось, он совсем не чувствует мороза, хотя и одет был всего лишь в тонкий джеркин и очень широкие штаны, заправленные в сапоги с загнутыми концами. Кривым же ножом мужчина чистил ноготь на большом пальце, угрюмо поглядывая на констебля.
Зрители, не обращая внимания на происходящее, взревели: валлиец, который не стал втыкать стрелы в землю перед собой, а держал их все в правой руке, выстрелил трижды почти без пауз, тратя единственное движение на стрелу. Первая ушла в голову скачущей водяной лошади, вторая до половины ушла в щит и тело всадника, а третья пробила шлем насквозь и ушла в поле, оставив алую полосу в знак попадания.
- Хорошо, - Джеймс разжал руку. В конце концов, это был не Бермондси, да и ему приходилось прилагать усилия, чтобы удержать и Мэри, и дергающегося, точно кукла на веревочке, мальчика. - Пшел вон и чтоб больше тебя рядом с нами не видел.
Марионетки его никогда не интересовали. Гораздо интереснее кукловод, что водит их, скрываясь за ширмой.
Мальчик, с ужасом кивнув, попятился и через мгновение ввинтился в толпу, растворился в ней, точно его и не было. Его пастух смерил тяжелым и оценивающим взглядом Клайвелла, точно прикидывая, какого размера тому потребуется гроб и ушел, грубо отталкивая людей, имеющих несчастье оказаться у него на пути.
- Замечательная ярмарка, - проворчал Джеймс, провожая взглядом этого больше похожего на гоблина, чем на человека, угрюмца.
- Замечательная, - согласилась Мэри вполне серьёзно. - Здесь всё интересно. Необычно. Только я боюсь, что ваш волк не выиграет. Он неплохо стреляет, но глазами и рукой, а этот рыжий - как дышит. Но войти в пять лучших - тоже хорошо, - и, без паузы: - Вы недовольны, что пришли?
- Доволен, отчего же. Только жаль, что служба везде преследует, куда не пойди.
Говорил Джеймс вполне искренне. Все эти мелочи вроде щипача и его пастуха, привычного мельтешения стражи несколько отравляли настроение праздника. Но - под руками чувствовалось тепло Мэри, а потому спешить возвращаться с ярмарки не хотелось. Да и нельзя было уходить, не повидав Хантера, верно? Согласившись с самим собой, он вздохнул, плотнее прижимая к себе девушку, и с интересом уставился на ристалище.
Словно подтверждая оценку Мэри, Хантер послал две стрелы точно в шею лошади, а вот третья только чиркнула по гриве. Этого всё равно хватало, чтобы войти в число трёх лучших и пройти в следующий этап, но сержант всё равно раздосадованно покачивал головой, переговариваясь напоследок с третьим лучником: кряжистым, как старый дуб седым великаном. Валлиец же спокойно стоял в стороне, подставив лицо солнцу. Теперь стало отчётливо видно, что вид у него откровенно зеленоватый.
- Мисс Мэри, вы посещаете заутреню? - С улыбкой спросил Джеймс, с интересом следя за изменением цвета лица меткого стрелка. - Завтра у меня дела, но восьмого... Пожалуй, я бы просил вашего разрешения навестить. Но с утра, до того, как я вынужден буду явиться в управу.
- Иногда. Но, наверное, не в этот раз.
Меж тем, солдаты не спешили устанавливать следующую мишень: качели, когда между двумя врытыми в землю столбами раскачивали серебряный кубок на тонкой верёвке, и побеждал тот, кто перерезал её дальше всего от перекладины. Вместо этого в центр вышел герольд в расшитой красными и синими квадратами накидке. Голос, усиленный магией, разносился на всё поле, и толпа притихла, не понимая, чего ждать.
- Волей Его Королевского Величества и с его одобрения для увеселения почтенных жителей Англии, наши верные маги во главе с милордом Малдредом Мак-Кринаном изобрели кое-что новое. Зрелище и проверка умений, какой ещё не бывало прежде! Милорд?
Пока зрители переговаривались, моложавый черноволосый мужчина, который сложением походил скорее на кузнеца, чем на высокопоставленного мага, вышел вперёд в сопровождении остальных армейских магов. Герольд продолжал:
- Лучники!.. Впрочем, вы всё поймёте сами. Иначе не дошли бы до финала. Уверяю, оно практически безопасно.
Клайвелл видел, как Хантер, оглядывая колчан, в котором внезапно появился пучок сияющих белых стрел, что-то бормотал себе под нос. Судя по движениям губ, слова были исключительно нелицеприятными.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510598 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 14:52


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой

Как оказалось, перебор вёл не к менестрелю, хотя нашлись здесь и музыка, и плавная, напевная речь. Не нашлось - песен.
Глубокий баритон тёк поверх притихшей публики. Раскатистое "р" и одновременно с ним мягкое "л" в словах не мешали, напротив, заставляли прислушиваться, придавали необычный оттенок. И сказочник голосу подходил тоже: не толстый, но плотный низкорослый мужчина с чёрными, чуть тронутыми сединой волосами и ухоженными усиками под носом с горбинкой.
- Но стоило молодому королю увидеть портрет девушки, прекрасной, блистающей золотом и драгоценностями, как упал он без чувств, и пришлось верному слуге унести его в постель. Печалился добрый Иоганнес, потому что и слово он нарушил, и господина не уберёк от наваждения. И что теперь станется - неизвестно, а только вряд ли хорошее. И верно. Пришёл в себя король, как губы ему вином смочили, но ни о чём, кроме девицы той и думать не мог. Ни ел, ни пил, а только вздыхал да расспрашивал о королевне с Золотой Крыши. С лица спал совсем...
Голосу вторили тихие, печальные звуки виуэлы.
Этот кукольный театр ничем не походил на обычные скворечники, в которых за выгородкой прятался перчаточник или тростник. Под деревянной вывеской с выписанной вычурными красно-жёлтыми буквами надписью: "Кукол мастер Ганс Шефер и Эльза" лежал обычный помост немногим выше пояса, а ширмы с декорациями скорее походили на уменьшенные копии с обычных представлений. Мастер сидел прямо посреди кукол, перед расписаной тканью, время от времени касаясь то той, то другой марионетки, а те - двигались, сами, без нитей или перчаток. Неторопливо прохаживались по сцене, воздевали руки, глядели яркими стеклянными глазами с прекрасных, неподвижных фарфоровых лиц, а наряды - хоть увеличивай, и ко двору. Двигались - и молчали, но за них говорил мастер, подпевала за них виуэла, на которой играла, расхаживая за декорациями, худенькая, измождённая девушка, похожая на галчонка.
- Так красиво... и жутко, - тихо проговорила Мэри, глядя на обворожительную золотоволосую и голубоглазую куклу, которая держала перед собой резную рамку, видимо, изображая портрет королевны. Она выглядела такой живой, что, казалось, вот-вот подмигнёт зрителям и улыбнётся.
- Жутко, - согласился Джеймс, чувствуя как начинают зудеть шрамы на руках. Было что-то неправильное, неверное в этом кукольнике и его творениях. Что-то, что заставляло беситься "чуйство" и вызывало желание обнять Мэри. - Вам нравится?
Между тем куклы погрузили на почти настоящий с виду корабль множество золотистой игрушечной посуды и во главе с Иоганнесом и королём уплыли заманивать королевну. Виуэла зазвенела громче и быстрее.
Мэри наклонила голову набок.
- Они двигаются бесшумно, совсем. Интересно, даже шарниры не поскрипывают. Никогда прежде таких не видела. Честно сказать, я не знаю. Оно... захватывающе?
- Утварь сделана настолько искусно, что я покупаю у тебя всё! - воскликнула девочка, не прекращая играть.
Золотоволосая кукла потянулась к привезённой посуде, потом вскинула голову на фарфорового Иоганнеса.
- До последней вилки.
- Да ведь я только слуга, - добавил баритон. - Всё лучшее - на корабле у моего хозяина. Самое искуснейшее, самое замечательное ждёт - если только вы соблаговолите...
- Заманивают, - пробормотал под нос Джеймс, тщетно пытаясь отрешиться от от неправильностей и предвкушения беды, - мисс Мэри, они сделаны искусно, двигаются, как живые. Но... как-то тревожно от них, не находите?
- Скорее, кажется, непривычно, - задумчиво протянула Мэри, и интересом разглядывая трёх бумажных, с перьями воронов, которые кружили над кораблём с похищенной королевной. Птицы описывали ровные круги и даже иногда махали крыльями, хотя в воздухе их явно держало не это. - Оно неправильное, но, наверное, к этому можно привыкнуть? Я хочу сказать, оно ведь красивое. Ярче, чем обычные перчатки, как вам кажется?
- Ого, он же везёт королевну с Золотой Крыши, - очень достоверно каркнул мастер под притихший звон струн.
- Верно, - ответил второй ворон, - но ведь она ему ещё не принадлежит, - снова.
- А все-таки она его, раз находится у него на корабле, - и в третий раз.
- А толку нет! Ведь не знает он о рыжей лошади, что ждёт на берегу. Захочет на неё вскочить, так она и умчится по воздуху, заберёт его навсегда. И не видать королю тогда невесты боле! Разве что кто-то вспрыгнет на эту лошадь первым и убьёт её выстрелом в ухо - тогда конечно. Да только не знает никто, а если и знает, да скажет королю, то окаменеет от колен и до пят!
- Ярче, - со вздохом согласился Джеймс, борясь с искушением отправиться выяснять, откуда приехал этот кукольник со своей похожей на птенца Эльзой и этими странными куклами. И, черт побери, где-то там должен был выступать Хантер. Но девушка была так увлечена пьесой... Да и в Гринфорде, действительно, развлечений было мало. И Джеймс просто отвел взгляд от сцены, принимаясь разглядывать толпу.
В праздном сборище взгляду одновременно и было, и не было, за что зацепиться. Люди - разные и одинаковые - сливались в единое полотно, проплывая мимо светлыми овалами лиц, перечёркнутых и подчёркнутых порой усами и бородками. Тут и там что-то выбивалось из ряда: карманник, который пас кошелёк пухлой матроны, стражник с совершенно обалдевшим от долгого дежурства взглядом, пожилая, но ещё красивая дама под руку с молодым повесой. Но на троице, которая стояла в задних рядах, взгляд застревал намертво, выхватывая неправильность ещё до того, как её успевало уловить сознание. Два эльфа, пусть странные, были почти обычны, особенно если поменять район. Пусть у одного, одетого в чёрное, не хватало части уха, а щёку уродовал шрам, они всё равно несли флёр чисто эльфийской непринуждённости и грации. Смущали разве что глаза: холодные, бесстыжие. И у полуухого в чёрном, и у красавчика в бежевом. Глаза существ, которые заботятся только о себе, а прочее - лишь игровая арена, в которой далеко не все игроки получают удовольствие. И всё же, они стояли смирно, негромко пересмеиваясь через голову третьей в компании: молодой, едва двадцати лет женщины, в которой тоже явно текла толика эльфийской крови.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510596 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 14:52


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой

Лошадь девушка пустила шагом, словно никуда не торопясь, и молчала, пока столбы и конёк мельничной крыши не скрылись за деревьями. Рабочий шум сопровождал их ещё какое-то время, но вскоре стих и он, оставив только ветер и птичий писк. А когда Мэри заговорила, нарушая тишину, то было это не о вине, вежливости или резкости Клайвелла.
- Пожалуйста, расскажите мне о Бесси. О том, что её радует. Если можете - о том, что её огорчает.
Джеймс хмуро покосился на девушку и вздохнул. И все же...
- И все же, я был не прав, мисс Мэри, - покаянно произнес он, усилием воли изгоняя из себя злость, - я сегодня отослал детей из города и, - он запнулся, думая, как рассказать о той холодной тишине, что воцарилась в нем, точно дети увезли с собой частицу души, - теперь мне отчаянно пусто.
- И вы едете... здесь, - заключила девушка вполголоса и кивнула, словно сама себе. Подвела лошадь ближе и коснулась его рукава, легко, почти неощутимо, но и не убирая руки. Голос её был спокоен, как лёд, под которым несётся река. - Отсутствие там, где должно что-то быть. Ужас перед возвращением домой и глупая надежда, что всё вернётся. Отсутствие будущего. Страх открывать глаза. Пустые дела и этикет. Работа, чтобы не оставалось времени, зато ковалось железо внутри, переползая на кожу. Оно не работает, правда, мистер Клайвелл?
Джеймс вздрогнул и помедлил мгновение, прежде чем накрыть своей рукой руку Мэри. Забыв, что девушка недавно потеряла отца, которого, быть может, ждала домой также, как ждала его Бесси, он снова допустил ошибку и сейчас почти услышал, как с мерзким чавканьем лопнул о пол очередной глаз сестры Делис.
- Нет, мисс Мэри, - согласился он, - не работает. И никогда не работало.
Он оглядел девушку, задержав взгляд на юбке, точно впервые заметив, и внезапно понял, что за яркостью одежд она скрывает ту же пустоту, что и он - за работой.
- Пожалуй, напиваться, как иные, не стоит, - Мэри наморщила нос, выказывая отвращение к самой идее. - Дурная привычка, и пахнет отвратительно. И потом, кажется, всё только хуже. Я не буду спрашивать, что случилось. Или, - она вздохнула, - повторять вопрос, хотя мне на самом деле интересно. Но, мистер Клайвелл, если мы всё-таки едем на ярмарку, а не делаем круг вокруг леса, может быть, вы позволите тоже выбрать гостинцы для детей, к их возвращению?
- Я сам хотел вас об этом просить, мисс Мэри, - уже вполне успокоенно улыбаясь девушке, Джеймс привычно удивился и даже порадовался ее сметливости, - но "мистер Клайвелл" я только на службе.
Право, еще бы "мастером констеблем" назвала. Впрочем, после того графина воды... И все же, повторенный вопрос, пусть даже намек на него, требовал ответа.
- Я, право, не знаю, что рассказать о детях, мисс Мэри, - задумчиво начал он, аккуратно забирая поводья у девушки и понуждая Белку перейти на рысь, - Бесси... Ей пришлось рано повзрослеть, к сожалению. И принять на себя заботы об Артуре. Она любит книги, моя дочь, моя печальная звезда. И ревнует, кажется.
Мэри одобрительно кивнула.
- Книги - это замечательно. Только, простите за вопрос... Джеймс, но почему заботы на Бесси? Разве ваша матушка?..
- Миссис Элизабет, конечно, следит за тем, чтобы дети были сыты и одеты. Но очень много времени уделяет церкви, - Джеймс поморщился, заставляя себя говорить, и говорить - честно, не юля, не увиливая. - Она вообще, кажется, мнит себя хозяйкой в доме.
- Я поняла, - просто ответила Мэри. - Спасибо вам. И за рассказ тоже. То, как вы говорите о детях... - она внезапно улыбнулась. - И хочется спросить, что же вы говорили обо мне, что могло вызвать ревность.
- Только то, что знаю, разумеется, - отвечая улыбкой на улыбку, сообщил ей Джеймс, - как иначе?
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510594 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 14:51


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой и Леокатой

6 января 1535 г. Бермондси.
Прибывающий полумесяц.

Проснулся Джеймс задолго до заутрени. Впрочем, кажется, он и не спал, прислушиваясь к тихим всхлипам дочери в соседней комнате. Холодная вода в тазу отразила мрачного типа злодейской наружности с темными кругами под глазами. В зеркало глядеть не хотелось. Но, все же, он нашел силы гладко зачесать отросшие волосы в короткий хвост, отчаянно цепляющий за кольчугу, и даже надеть простую домашнюю рубашку вкупе с домашними же штанами. Собираться за Мэри на мельницу было рано, да и не хотелось, говоря по чести. Но предупредить он не успевал, оставалось только держать слово. И надеяться, что магистр успеет до его отъезда. Или - после приезда. В любом случае, уезжать с такой физиономией, да еще и не попрощавшись с детьми, было нельзя. Джеймс вздохнул и спустился вниз, предвкушая продолжение скандала от маменьки.
Миссис Элизабет, однако, была молчалива. И лишь поджатые губы да нахмуренные брови выдавали ее неудовольствие. Равно, как и отсутствие завтрака.
Циркон приехал быстро, точно гнал всю ночь, лишь получив письмо. Впрочем, лицо его было безмятежно, и из-под оверкота даже не выглядывала кольчуга. Хотя, достоверно судить нельзя было - магистр плотно запахнулся в новый, яркий, синий плащ, расшитый серебром. Девоны с ним, как ни странно, не было.
- Ощенилась вчера, - пояснил михаилит на немой вопрос Клайвелла, - восемь штук - и уже, galla, гончие, мать их Девону! Что случилось, Джеймс?
Джеймс с горечью закусил губу, но все же попытался кратко и емко объяснить происходящее. Много времени это не заняло, хотя рассказ и получился мрачным и перемежаемым ругательствами.
- Ну, к нам, конечно, вряд ли сунутся, - согласился он, кивая, - псы Господни, безбожные михаилиты же... Ну, а если сунутся... То это уже будет не только твое дело. Дети пока поживут в гостевых покоях, досмотрю. Но, Джеймс, для детей это...
Бойд поморщился и замолчал.
- Для меня - тоже, - мрачно сообщил Джеймс и отправился наверх, будить детей. Не стоило затягивать отъезд. Долгое прощание - лишние слезы.
Артур, которого миновали волнения вчерашнего дня, приветствовал отца с радостным энтузиазмом ребёнка, перед которым раскрывался целый новый день. И со всеми нерастраченными ещё со сна силами. И, несмотря на все усилия, его так и не удалось отучить от фокусов. Наука Дженни Хейзелнат оказалась на диво прилипчивой, и чёрный с белым узором камень Артур таскал с собой всегда. На его фоне Бесси, измотанная почти бессонной ночью, наспех умытая, выглядела бледным призраком, но - не плакала. И ничего не говорила.
- Бесси... Пора.
Джеймс прижал к себе Артура, избегая смотреть в глаза дочери. Вряд ли он сейчас мог выразить всю ту тяжесть, что была у него на душе сейчас. Вряд ли смог бы сказать о гнетущем отчаянии от прощания с детьми. А потому уложился в эти два коротких, горьких слова.
- Пора? Куда? - удивился Артур. - Рано ведь, в церковь.
- Артур, ты и Бесси не пойдете сегодня в церковь, - присев на корточки и держа за руки сына, пояснил Джеймс, - вы ненадолго уедете в гости. С настоящим рыцарем. И поживете у него, договорились?
- С рыцарем?! Ух ты! А мне там можно будет настоящий железный меч?!
- Спросишь у магистра, - Джеймс поднялся, пригладив вихор на макушке сына, подхватывая приготовленные у двери сумки детей, - Бесси, собирайтесь. Жду вас внизу.
Это снова было малодушное бегство. Но выносить молчание Бесс и радостное возбуждение сына он был не в силах.
Магистр, с нескрываемым интересом рассматривавший статуэтки миссис Элизабет и игнорирующий злобные взгляды чтимой матушки, плавным и быстрым движением повернулся на звук шагов.
- Плачут? - Участливо поинтересовался он, кивая наверх.
- Пока нет, - тяжело вздохнув, Джеймс опустил сумки на пол, - Артур и не будет. Его бы потом забрать от вас...
- Верну, - заверил его Бойд, усаживаясь на стул.
Бесси спускалась, держа Артура за руку. Одеты оба были в дорожное, как обычно - тепло и практично: в серую шерсть с чуть более тёмной накидкой - девочка, в тёмно-серое с чёрным - мальчик. Меховая подбивка, скромная, для тепла, а не напоказ, в глаза не бросалась. Яркие краски миссис Элизабет не одобряла, как и то, что считала излишне вычурным, модным или нескромным.
Увидев магистра при всех регалиях, Артур едва заметно замедлил шаг и прижался к сестре, глядя с восторженной робостью. Ему явно хотелось потрогать и цепь, и тиснёный пояс с бляхами, и рукоять замечательного рыцарского меча, но мешали и неодобрительный взгляд миссис Элизабет, и опаска, и рука сестры. Бесси же, сойдя вниз, сделала книксен, не поднимая глаз.
- Мисс Клайвелл, - Бойд поздоровался с Бесси почтительно, точно она была не девочкой, которую вынужденно отсылают из дома, а взрослой и уважаемой дамой, - мастер Артур.
Впрочем, тон его быстро сменился на участливый и немного шутливый.
- Мисс Бесси, - продолжил он, улыбаясь, - ну же, не вешайте нос. Вы так похожи на отца, а уж мастер Джеймс всегда сохраняет присутствие духа. Артур, цепь, пояс и даже меч можно трогать. Я не ем мальчиков на завтрак.
Джеймс вздохнул и поднял глаза на детей. С присутствием духа наблюдались проблемы. В наличии, скорее, было его отсутствие, но показывать это было нельзя.
Получив разрешение, Артур радостно метнулся к магистру, но тут же остановился и бросил удивлённый взгляд на сестру, которая так и не отпустила его руки. Только тогда девочка, побледнев ещё больше, разжала пальцы и наклонила голову ниже. Бойд, добродушно усмехнувшись, протянул ей и Артуру руки и, кивнув Джеймсу на прощание, увел детей. Вскоре по мостовой часто зацокали копыта и наступила тишина.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510592 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 14:49


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой

Бывают такие вечера после хмурого, но счастливого утра, когда пробуждение уже не кажется счастливым. А возвращение домой - и вовсе тягостным.
Еще не стемнело, но в просторной кухне двухэтажного каменного дома, где жил констебль, уже горели свечи и жарко полыхал камин. Чисто выско Оз бленные светлые полы покрывали яркие плетеные половички наподобие тех, что плетут шотландцы из лоскутков старой одежды. По обе стороны камина стояли два буфета, наполненные посудой и столь любимыми миссис Элизабет статуэтками немецкого фарфора: пастушками, которые с ласковой улыбкой замахивались посохом на милых розовых овечек; барышнями с такими тонкими талиями, что будь такая живой - непременно переломилась бы на ветру; фигурками Мадонн и всевозможных святых, в том числе святой Джеймс, отдаленно похожий лицом на Гарольда Брайнса. За покрытым нарядной скатертью столом, на котором уже горделиво красовалась фарфоровая крутобокая супница из приданого Дейзи, стоял стеллаж, сплошь забитый литературой духовной, точно в доме жил священник, а не законник. Впрочем, при одном взгляде н Ошгоа миссис Элизабет становилось ясно, что здесь будет бессилен даже архиепископ Кентреберрийский. Затянутая в корсет, в строгом платье и кружевным воротником под горло, накрахмаленном переднике и чепце, какой носили во времена юности Екатерины Арагонской, она встречала сына сурово поджатыми губами и молитвенно сложенными у груди руками.
- Мистер Джеймс Клайвелл! - Тон ее тоже не предвещал ничего хорошего. - Уделите вашей матушке несколько драгоценных минут!
Джеймс удивленно воззрился на нее, от изумления опускаясь на низенькую скамейку у входа, где всегда снимал сапоги.
- Какая муха вас укусила, матушка? - Мрачно осведомился он, возясь со шнуровкой. - И где Бесси?
- Муха сия именуется сыновьей непочтительностью, - просветила его миссис Элизабет, плавно разводя руками, - ибо сказано ,в Притчах: "Сын мой! храни заповедь отца твоего и не отвергай наставления матери твоей"! Разве дело сие, что о вашей помолвке я узнаю от миссис Мэддли и других почтенных дам?
Досадливо вздохнув, сбросив плащ, оверкот на лавку и оставшись в тунике, Джеймс молча прошел прошел к тазу и долго умывался под тяжелым взглядом матушки.
- Миссис Элизабет, - твердо и холодно произнес он, наконец, - я полагаю, что это исключительно дело мое, детей и уважаемой мисс Берроуз. И, позвольте напомнить, что в любом случае это - мой дом. А потому хозяйствуете вы здесь ровно до тех пор, пока я не сочту нужным привести сюда супругу. Или же - пока Бесс не вступит в права наследования.
- Как скажете, мастер констебль, - сухо отозвалась мать, нервно и быстро выходя из комнаты.
- Мисс Элизабет! - Донесся ее голос с лестницы. - Ваш батюшка изволят-с вас требовать!
Джеймс не менее нервно, чем мать, дернул плечами и устало опустился на стул. Возможно, он был излишне резок с матерью, возможно, стоило... Нет. Он решительно тряхнул головой. Не стоило. Если чье-то мнение его и волновало, то это дочери, а уж никак не миссис Элизабет, в честь которой дочь и назвали. Бедняжка Дейзи, она была уверена, что это смягчит свекровь. Впрочем, тогда матушка и не осмеливалась вот так... Счастье, что он пока и не собирается приводить Мэри в дом в качестве хозяйки, девушка не заслуживала такой свекрови.
- Конечно, миссис Элизабет, - донеслось сверху.
Не прошло и полминуты, как Бесси вошла в комнату, спокойно и чинно, как подобает. Несмотря на нарочитую сдержанность движений, на лице её сияла радостная улыбка. И отца она обняла тепло, как обычно, словно и не было вчерашнего разговора про ярмарку и отказа.
- Папа.
Джеймс опустился на колени, прижимая к себе дочь. То ли от облегчения, что с Бесси все в порядке, то ли от чувства вины, то ли потому, что это было прощанием (пусть и временным), голос дрожал и срывался, когда он, не выпуская ее из объятий, заговорил.
- Бесси, я хочу, чтобы ты знала и всегда помнила, чтобы ни случилось - лишь тебя и Артура я буду любить безоглядно и беспредельно. Независимо от того, буду я жив или нет, женюсь ли снова или нет. Ты - моя дочь, моя путеводная звезда, ради которой я возвращаюсь, понимаешь? Да, я часто оставляю вас одних. Часто не держу свои слова, вот, как с ярмаркой. Я - вообще плохой отец. Кажется, ни разу даже не поблагодарил тебя за ту заботу, которой ты окружала меня и Артура все эти годы, после того, как мама покинула нас. Но, все же, дороже и ближе моих детей у меня нет никого. И мне очень важны сейчас твои понимание и помощь.
Дочь вывернулась из рук и отстранилась, изумлённо и даже испуганно заглядывая в глаза.
- Что-то стряслось? С тобой? Какая-то беда?
Миссис Элизабет, стоящая в проеме двери, охнула и перекрестилась, пробормотав слова молитвы.
Джеймс вздохнул, откидываясь на пятки и усаживаясь на пол. Говорить с дочерью всегда было трудно, особенно, когда разговор был вот таким... Отчетливо попахивающим предательством.
- Ты была еще маленькой, - тихо начал он, привлекая дочь к себе снова, - и, наверное, не помнишь те страшные дни в Бермондси, когда банды резали друг друга, стражу и горожан. И вряд ли помнишь, как твой отец чудом дошел до дома тогда. Но зато ты много раз видела шрамы, верно? И можешь представить, что там было. Так вот, я думаю, что сейчас в нашем городке намечается тоже самое. Но сейчас ведь и я уже не так глуп, как раньше... Хотя, - он невольно усмехнулся, - дурак, конечно. Но, все же, надеюсь, ты найдешь силы простить мне мою глупость. Я думаю, тебе и Артуру на время стоит уехать из Бермондси. Отдохнуть от миссис Элизабет. Обещаю, в дом я никого не приведу, пока тебя не будет. И вообще, я сначала спрошу твой совет, прежде чем решиться на такой шаг.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510590 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 14:48


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой

Таверна Гарри, как и всегда, была полна народу. Все также под лестницей сидело неразлучное трио игроков в кости и завзятых драчунов. Все также проворно сновала подавальщица, ловко уворачиваясь от шлепков по объемистому заду, который иначе, чем кормой, и назвать-то было сложно. Громко спорили купцы, обсуждая цены на ярмарках. Обычные, ничем не примечательные будни.
Мужчина, сидевший за столом недалеко от игроков и лениво цедящий эль из кружки, примечательным не был тоже. Темноволосый, с косым шрамом на щеке, в распахнутой на груди рубашке, он мог бы сойти за наемника, отдыхающего после ратных трудов, если бы не татуировка на шее, четко различимая даже в полутьме таверны. Поникшая, увядающая роза, с лепестков которой скатывались капли то ли росы, то ли крови.
Хантер же с девочкой устроились с другой стороны зала, недалеко от стойки. Сержант, заметивший Клайвелла сразу, как тот вошёл, приветственно махнул кружкой, а Дженни, у которой явно сильно улучшилось настроение, радостно вскинула руку. С трудом заставив себя оторвать взгляд от татуировки, Джеймс прошел к ним и рухнул на лавку, отбрасывая плащ за спину. Какого черта лондонский лиходей делает в Бермондси? Что, дьявол задери, вообще происходит? Слепо нащупав кружку, он сделал большой глоток. Ром обжег нёбо и горло, но Джеймс этого не заметил, занятый своими мыслями. Записка заговорщиков, лондонский, дети... Дети! Шатающиеся по темным улицам, чего не следовало допускать даже в то время, когда Бермондси был спокоен и благополучен. Матушка, умеющая лишь молиться да следить за чистотой в доме. Но ведь это может любая служанка, в конце концов? Съехать? И все же... Детей оставить было не на кого. Мэри? Но... делать такой шаг только ради того, чтобы у Бесси и Артура появилась мачеха, по сути - нянька, было неправильно. Подло. Пусть все идет так, как должно. Главное, не сожалеть о своей неторопливости в очередной передряге.
- Томас, - Джеймс кивнул на лондонского, прикрываясь кружкой, - давно он тут? Стражи ничего не говорили?
Хантер болезненно поморщился.
- Впервые вижу. И слышу. Получается, что только прибыл и вот... сидит. Пьёт. Словно так и надо.
- Наглеют.
Определенно, что-то прогнило в доселе работавшей системе. Если лондонский сидел в таверне у Гарри, спокойно угощался, и местные еще не спросили его, что он тут делает. Идти и выяснять ситуацию к Рику до смерти не хотелось, несмотря на приглашение. С местными говорить - тоже. Оставить на самотек? Чревато новой резней. Проклятье! Почему именно сейчас, когда и сумасшедший монах исчез, и надо этими кольцами из сокровищ культистов заниматься?
- Этот очень наглый, - со знанием дела подтвердила Дженни и вытерла рот: слушая, девочка глотала поссет. - Ва-ажный. Вон, развалился как.
- Выставляются, - добавил сержант, не обращая на неё внимания. - Или мы прошляпили, или в Лондоне что-то тишком сварилось. Поспрашиваю-ка я ребят, пожалуй. А то мало ли, знают - а и сами не подозревают, что.
- Придется в Доки идти, - Джеймс хмуро пробарабанил нечто траурное по столешнице и вздохнул, - но седьмого. Дьявол, как не хочется-то...
- А завтра что?.. - начал было Хантер, но осёкся со скупой улыбкой. - А-а! Помню, помню. Детей в Лондон везёшь. Семья - дело хорошее, правильное.
- Не детей, - Джеймс снова вздохнул, но среди искреннего огорчения это вздоха слышались и удовольствие, и даже чуть смущения, - мисс Берроуз.
Говорить с Хантером о Мэри было гораздо проще, нежели с кумушками или матерью. Впрочем, с чтимой матушкой говорить об этом и не хотелось.
Хантер изумлённо уставился на него.
- Так это что же, Клоуз про шурина - всерьёз говорил, выходит? С тем, как его... Джеком? Ну, Джеймс, не ожидал. А, впрочем, девочка, кажется, славная. Есть у нас паренёк оттуда, так слюнями исходил прямо, как байка эта прошла.
- Признаться, - Джеймс отхлебнул из кружки. Вкус пойла на этот раз прочувствовался до мозга костей, но он приглушил горькую ноту правды в этом разговоре, - мда, не "Гранде Дель Маре"... Признаться, Том, когда я это говорил, всего лишь пугал. Бил он ее, и в этот чертов монастырь хотел отдать, я думаю. А сейчас...
Джеймс пожал плечами, не зная, как выразить то смятение - и то счастье, что он ощутил, увидев улыбку девушки после Билберри.
- А сейчас везёте в Лондон, - судя по позабавленной улыбке, Хантер понял его и так. Сержант покачал головой. - Дела... Что же, может, и как стреляю, посмотрите, если сразу-то не отсеют.
- Один стреляет, другой мазелей катает... - пробормотала забытая всеми Дженни. Её глаза на миг вспыхнули интересом, но девочка тут же потупилась.
- Мисс Хейзелнат, - строгий тон удавался плохо, особенно на волне этого доверительного разговора, - неужели вы не одобряете?
Уставившиеся на него глаза были чисты и невинны, как у ангела. При условии, что на небесах существовали зеленоглазые ангелы.
- Нет! Правда, эту вашу мисс я не видела, но вы ведь плохую-то и не повезёте. Одобряю, как не одобрять. Целиком. Всеми частями.
- Замечательно, - почти искренне порадовался ее словам Джеймс, - а стрельбу я как раз собирался посмотреть, Том.
В теплоте, прозвучавшей в голосе, возможно, был виноват ром. А быть может, причиной тому был, все же, эта чертова обитель. Ничто не сближает людей так, как совместная работа - и совместное же спасение.
- Не то чтобы в городе лук часто пригождался, конечно, - рассудительно ответил Хантер и приложился к кружке с элем. - Но всё-таки расстаться сложно. Хотя сейчас, конечно, и глаз уже не тот, да и рука... а что, мисс Берроуз эта до турниров охоча? Сдаётся мне, дамы стрельбу обычно поменьше уважают, чем рыцарей.
- Не знаю, Том, - с сожалением признался Джеймс, - до чего мисс Мэри охоча, времени не было узнать, с этим дьяволовым монахом... Ну да, сам знаешь. Но я думаю, что выступление сержанта стражи Бермондси она согласится посмотреть. А рыцари...
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510588 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 14:46


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой

Дженни ворчала, когда они выходили из управы. Ворчала, даже не улыбнувшись, когда встретившийся по пути Харрис подскользнулся на снегу и чуть не своротил прилавок с чугунной ковкой. Ворчала, пока нога за ногу шла к дому констебля и за него, по переулку, между длинных домов красного кирпича с растянутыми поперек улицы бельевыми верёвками и заснеженными кадками для цветов. Ворчала, даже остановившись у дома, в основании которого, действительно, оказался выломан каменный блок. На втором этаже качнулась светло-зелёная занавеска.
- Вот. Тут она, значит, порхала. Как хотели.
- Много людей... - добавил Хантер несмотря на почти пустую улицу. - Когда нашла?
- А вчера. Днём. В обед. К вечеру.
Джеймс разочарованно вздохнул, оглядывая знакомую с детства улочку. В дыре под домом сверкнули зелёные, почти как у Дженни, глаза и сразу исчезли. Эсмеральд-роуд, хорошо знакомая констеблю, была не слишком длинной, всего лишь на несколько блоков с апартаментами да пяток частных домиков всё того же красно-коричневого оттенка. И уж здесь-то снег вымели почти весь, почти до булыжников. Из труб в нависшие облака поднимался дымок, и в целом округа, казалось, дышала миром и покоем. По виду. Просто разобраться с запиской не получилось. Впрочем, особой надежды на простоту и не было.
- Как, говоришь, карман-то выглядел, из которого выпорхнуло? И не нойте, мисс Хейзелнат, с меня обед.
В доме, стоявшем чуть сзади и наискось, разлаялась собака - судя по лаю, мелкая и весьма мерзкая. К ней тут же присоединились ещё две, чуть басовитее и будто без особенного энтузиазма. Звонкий лай, которому почти не мешали стены и ставни, отражался от домов и уходил дальше, до улицы святого Джеймса.
- Дженни! Ведь... - девочка замялась и заинтересованно наклонила голову набок. - Обед? А карман я только сзади и видела. Как сейчас помню, настроение гнуснячее - хоть убивай, потому как это ещё до того было, как от Рика... неважно. Мужчина, невысокий такой, волосы русые. Холодно ему было, видать, руки не знал, куда деть. А ведь небось в тепло шёл, гад такой. Вот... не догонять же его было. А какой обед?
- Сытный, - улыбнувшись, пообещал Джеймс, - и горячий. Да, жаль, что догонять не стала... Раньше ты его в Бермондси видела? Или чужак?
- Да что такого в бумаге этой?! - раздосадованно воскликнула девочка. И продолжила спокойнее. - По волосьям я ж разве знаю? Их остриги, и уже уши по-другому торчат. Но может и чужой. Вроде бы, не особо с кем раскланивался-то.
Две таверны, бордель, церковь... Последнее - маловероятно, но... Куда еще мог сходить чужак в Бермондси? Надежды, что он задержался хотя бы в одном из этих мест, было также мало. Впрочем, было бы неплохо узнать еще и каков он с лица, этот курьер-заговорщик. И Джеймс, вздохнув и с тихим ужасом предвкушая беседу с местными кумушками, постучал в ту дверь, откуда отчетливо тянуло кошками и над которой колыхалась светло-зеленая занавеска.
Дверь открылась на удивление быстро, словно его ждали, и запах изнутри мгновенно стал насыщеннее, обогатился оттенками и тонкостями. Казалось, в нём даже можно различить цвета и, возможно, степень пушистости и длину усов. При этом, как ни удивительно, запах этот не мог полностью скрыть слабого аромата герани. Невысокая и полная седовласая дама, стовшая на пороге, плотнее запахнула серую шаль и расплылась в широкой искренней улыбке, за которой, впрочем, чувствовалась словно бы скрытое, приглушенное, но, несомненно, жадное ожидание. Тонкое, чувственное, едва заметное в повороте головы и морщинках в уголках глаз. Насколько Джеймсу было известно, миссис Хелен Мэддли, давно уже почтенная вдова, не пропустила в жизни ни единой мессы.
- Мистер Джеймс Клайвелл! Подумать только, какой приятный сюрприз. И как вовремя.
Изящная бело-рыжая кошка, выскользнув из-под подола тяжёлой юбки, принюхалась и тут же, прижав уши, зашипела на Хантера. Но стоило ей увидеть Дженни Хейзелнат, которая целеустремлённо создавала в снежной пыли путаные цепочки из следов, как она замолчала, припала к земле и пятилась, пока не скрылась из виду. Женщина проводила животное удивлённым взглядом.
- Я по работе, миссис Мэддли, - твердо предупредил Джеймс, отступая на два шага от двери, - и предпочту говорить на улице.
Он тоскливо оглянулся на мрачного Хантера и недовольную Дженни, мысленно отвесив себе оплеуху. Не стоило, в самом деле, тащить их на мороз из тепла управы. Но... Кажется, его внутренняя ищейка уже сделала стойку.
- Томас, - окликнул он сержанта стражи, с удовольствием отмечая малую брошь на его одежде, - вас не затруднит проводить Дженни в заведение к Гарри? И подождать меня там вместе с ней? И, кажется, мне понадобится ром...
Хантер внимательно оглядел хозяйку дома и понимающе кивнул.
- Всё сделаю. И о роме позабочусь, как же иначе. Эй, ребёнок!
Обратно Дженни шла уже заметно быстрее.
Миссис Мэддли, проводив их взглядом, сокрушённо покачала головой и, несмотря на это, ласково улыбнулась.
- Ром! Джеймс, какой не джентльменский напиток. Зайдите, всё же, и я угощу вас кларетом. И забудьте о работе хоть на время. Ох, - вздохнула она. - Как сейчас помню вас вот таким мальчонкой, на этой самой улице. Уже тогда непоседой были, всё бегом и бегом, словно мостовая горела под пятками...
"Пожалуй, я предпочту ром..." При мысли о том, что ему придется войти в пропахший кошатиной дом, Джеймса заметно передернуло и он поспешно отступил еще на шаг, подспудно опасаясь, что его затащат за шиворот, как того мальчонку...
- Благодарю вас, но - нет, - мрачно отказался он, - вы лучше скажите мне, быть может, вы видели здесь незнакомого ранее русоволосого мужчину?
- Но, милый мой, конечно, - миссис Мэддли, казалось, даже удивилась. - Бермондси невелик, здесь всё на виду. Вот мы как раз говорили о вас с моей дорогой Элизабет... как старая подруга и женщина, которая тискала вас за румяные щёчки, Джеймс, я замечу, что вы непростительно мало уделяете внимание вашей славной матушке. Вы представляете, каково узнавать о помолвке сына - по слухам? - в голосе её звучал мягкий укор.
Джеймс, в упор не помнивший и не желавший вспоминать, как кто-то его трепал за щеки, досадливо поморщился и вздохнул.
- Я люблю слушать сплетни о других, миссис Мэддли, а сплетни обо мне меня не интересуют. В них нет прелести новизны, - вздернув бровь, сообщил он, - припомните, как выглядел тот мужчина?
- И всё-таки! Эта девушка... Джеймс, я правда понимаю, почему вы не хотели рассказывать, но вы не правы. В конце концов, и миссис Клайвелл была немного... странной. Никто не осудил бы. - женщина рассудительно покивала, потом встрепенулась. - Ах, да, мужчина. Конечно же, помню, дорогой мой. Довольно симпатичный, одет неплохо. И лицо, ну такое, чистое. Я ещё подумала, что, наверное, из джентри... может быть, тоже из торговой семьи?
Два раза глубоко вздохнув и медленно, очень медленно выдохнув; мысленно призвав все возможные проклятия на голову чертовой кошатницы, Джеймс покачался на с носка на пятку, уговаривая себя успокоиться. Черт побери, не была миссис Клайвелл странной! Она была ирландкой и, надо сказать, условности английского общества соблюдала неукоснительно. И уж точно Мэри... Упоминание девушки из уст этой женщины показалось почти кощунственным.
- Точнее. Во что одет. Цвет одежды. Цвет глаз. Черты лица.
Женщина обиженно выпрямилась во весь небольшой рост и сложила руки на груди.
- Если вам угодно обращаться со мной, как с одним из ваших преступников, хорошо! Серый оверкот, такие же штаны, без шапки. Карие глаза. Нос с горбинкой, а губы тонкие. Кажется, злой он человек, - последние слова сопроводил выразительный взгляд на самого Клайвелла.
- Простите, миссис Мэддли, - покаялся Джеймс, впрочем, неубедительно даже для самого себя, - от имени короны благодарю вас за помощь.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510586 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 19-04-2018, 11:11


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Раймон де Три и Эмма Фицалан


5 января 1535 г. Билберри. То, что осталось от "Зеленого Грифона", ближе к полудню.
суббота, темная луна

Утро, а точнее - полдень, начались с озноба от выстуженной комнаты, которая, кажется, уже становилась почти домом, что быстро разрешилось розжигом камина; с тихого и недовольного бормотания, когда гребень с трудом пробирался сквозь спутавшиеся, скрутившиеся в тугие спирали локоны. Впрочем, бормотание стало чуть более громким, когда перед маленьким зеркальцем, неудобно нагнув голову, Эмма принялась крепить к голове тиару, выбранную Раймоном в сокровищнице Грейстоков в счет части оплаты. "Она будет хорошо смотреться у тебя в волосах". С этим было не поспорить. Да и спорить не хотелось, а потому к ворчанию примешивались нотки удовольствия. И их, пожалуй, было больше. Невольно улыбнувшись при воспоминании о том, какими полными ужаса и изумления глазами смотрела миссис Тоннер и новая прислуга таверны на их почти триумфальное возвращение, Эмма усмехнулась еще громче. И уж совсем чуть было не расхохоталась при виде того, как нелепо выглядела девушка, отражаемая в зеркале. Тиара явно не подходила к теплой ночной рубашке под горло, придавала вид слегка комичный и разбитной. Впрочем, будить Раймона пока не хотелось, а потому смех был спрятан в углах губ, драгоценная нить в волосах держалась крепко... Если никому не придет в голову взъерошивать прическу, но к этому, кажется, не было причин.

- Теперь правильно?
Губы коснулись губ, но позже, когда комната прогрелась достаточно, а новая служанка, неуклюжая и нерасторопная, помогла одеться. Прикосновения чужих рук не напомнили об алтаре, не показались неуместными. Они были безразличны, точно объятия Раймона стерли из памяти весь ужас этого изощренного насилия, надругательства не над телом, нет, но над чувствами.
Раймон, не открывая глаз, улыбнулся.
- Только так и правильно. Дьявол, надо подниматься и ехать, но... у тебя нет чувства, что вчерашнего вечера просто не было? Или не с нами. Словно, не знаю, приснился странный сон? Призрачный, застывший вне всего замок, в котором сегодня призраки и мумии танцуют бал, - он поморщился. - Или это просто потому, что голова разламывается. Чёртов скоге с его... её кубком.
- Сон? - Эмма ненадолго задумалась, пальцами обводя уже совсем хорошо зарубцевавшийся шрам на плече Раймона. - Пожалуй, да. И еще ощущение неразберихи. Будто бы в голову накидали всего подряд, как неумелая хозяйка - в похлебку. Вроде бы и пахнет съедобно, но когда ешь - не понятно, что это: обрезок репы или свиной хвостик?
- Главное, чтобы не мешало потом чувствовать вкус правильной еды. Хотя бы со временем... - Раймон со вздохом сел в кровати, потирая висок. - А то у меня чувство, что мы всё ещё там, - подняв взгляд, он довольно кивнул. - Но есть и плюсы. Оно действительно подходит.
Эмма сморщила нос, выражая этим простым действием сложную палитру чувств, поднятых этим его замечанием, но улыбнулась. Тиара и в самом деле подчеркивала светлые волосы, изумруды весело перемигивались с топазами в солнечном свете, набрасывали золотисто-зеленую вуаль на глаза, придавая им слегка непривычный оттенок. Драгоценная нить требовала колье из тех же камней, но... Отчего-то ожерелья всегда напоминали ей невольничий ошейник. Гривна, подаренная Хродгейром, и вовсе была похожа на оковы. Дотронуться до этого украшения Эмма так и не решилась. Оно отчетливо пахло затхлой древностью, сквозило чужой печалью и чужой же злобой. И больше подходило для жрицы, нежели для Эммы Фицалан... Нет, для леди де Три - Фламберг. Два имени, скрывшие беглую послушницу надежнее крепостной стены, мягкой кошачьей лапкой пригладили сумятицу мыслей, вызвали ласковую улыбку. Пригладили - но не стерли. Быть может, оттого, что их обладатель и сам пах сейчас можжевельником, сквозь который отчетливо пробивались нотки замшевого недоумения.
- Но эту странную гривну я носить не буду, - в который уж раз заявила Эмма, поправляя тиару. - Позволь.
Пальцы, массируя и поглаживая, легли на виски Раймона, туда, где пульсировали жилки.
- Да разве кто-то заставляет? - голос звучал лениво и расслабленно. - Расплавить и продать, раз так. Или просто продать, если найти не слишком щепетильного ювелира. Может быть, и в Лондоне, если поедем через него, - Раймон усмехнулся. - Может быть, даже получится не тратиться на трактир.
Эмма продемонстрировала кончик языка и рассмеялась, понимая, что Раймону трудно удержаться от того, чтобы не уколоть этой её бережливостью, проистекающей, впрочем, не от жадности или прижимистости, а от нежелания ждать и волноваться, когда он уходит выполнять свою опасную работу. Но, право, после забытого во времени особняка Грейстоков посещать еще один знатный дом, на что, несомненно, намекал Раймон, не хотелось. Таверна, по крайней мере, не подразумевала наличие утомительнейших условностей и правил этикета, которые они были вынуждены соблюдать. Ну, а резиденция Ордена, если он говорил о ней... Пожалуй, хоть ей и любопытно было бы взглянуть на место, где рос и воспитывался Раймон, хоть там и был Бойд, окруживший их обоих отцовской заботой, какую Эмма не знала никогда... Но, все же, это снова были церемонности, которых не хотелось.
- Если это необходимо, - смиренно согласилась она, ласково скользя ладонями по его вискам и щекам, сгоняя боль к плечам, - я бы, пожалуй, предпочла бы теплую и небольшую комнатку в трактире покоям в очередном дворце. Но нам сначала надо уехать отсюда. Я не стала тебя будить и, пожалуй, зря...
Шум за окном, доносившийся издали, подтвердил её слова.
Рыночная площадь перед церковью была заполнена людьми и гробами. К тому моменту, как Эмма и Раймон подошли к окну, на плечи одетых траурно и торжественно мужчин опустили золоченые, покрытые белым полотном, носилки. В обугленных останках на них угадывался отец Августин. Неприглядность страшной его смерти скрыли бело-черные одежды наподобие тех, что надевают при постриге.
- Они его как великомученика чествуют, - Эмма говорила с холодной отстраненностью лекарки, не испытывая ни отвращения, ни ненависти, ни жалости.
- Мучения были велики, но сомневаюсь, что ему это поможет, - в тон ответил Раймон, оглядывая сцену. - Получается, Клайвелл в детали не вдавался, или ему не поверили. Пусть. То, что от него осталось, либо внизу, либо в чёрных стенах. Ты думаешь, нам станут мешать уехать? После того, что видели в церкви?
- Не думаю. - Эмма вздохнула, прижимаясь щекой к руке Раймона. - Они сейчас должны его или на кладбище унести, или в раку для мощей... хм, жаркого? Им не до нас. И, боюсь, вряд ли они вняли словам Джеймса.
- Тогда пусть. Во что они верят - и верили - меня тревожит мало. А считают монстрами - и дьявол с ними. Не привыкать. Позволяет не торговаться лишний раз, - он отвернулся от окна, за которым процессия медленно двинулась по улице. - Тогда: в Лондон. Обналичить чек, перевести часть денег в другие чеки. И снять тёплую комнатку в трактире - или же остановиться в Ламбетском дворце. По крайней мере, так меньше людей и не очень вокруг - после Грейстоков-то. Хотя, признаться, этот вариант меня не слишком радует. Уж очень странно отнёсся в тот раз архиепископ. Точно не как к простому наёмнику.
- А как к кому?
Странностей, пожалуй, было довольно. Особенно - после Грейстоков. К тому же, архиепископу нужен был венец Альфреда, с помощью которого великий король остановил иноземных захватчиков. И все эти новые древние боги были при дворе, между прочим... Иногда бывает так, что достаточно двух строчек, чтобы понять, каким будет рисунок вышивки... Впрочем, Кранмер не был похож ни на короля древности, ни даже на его потомка.
- Не могу сказать даже. Пригласил с ним поужинать. Обеспечил одеждой - и не рабочей, а дорогой... ты и сама видела. Слуга обращался чуть ли как с членом семьи, а не подозрительным типом, который завтра уедет искать давно пропавший артефакт.
- Архиепископ славится своей помощью страждущим...
Эмма с недоумением уставилась на Раймона. На страждущего он не был похож никогда. На нахала, способного смутить послушницу, готовую принять постриг - всегда. На лорда, даже принца крови - большую часть времени. Она вздохнула, подавая ему приготовленную с вечера рубашку. Бежала ли она бы с этим подозрительным типом? Пожалуй, что - да. Выбора у нее все равно не было. Впрочем, теперь его тоже не было, но это казалось настолько естественным, что даже думать об этом не хотелось.
- Страждущим - конечно, - не стал спорить Раймон, поспешно одеваясь, словно ему здесь оставаться лишнее время не хотелось тоже. - Помощь мне и впрямь требовалась. Но сажать за свой стол, укладывать в гостевой спальне? Излишняя помощь, разве не так? Покормить можно в людской, задание дать там же, одежду-оружие попроще. И я тогда так и не спросил, зачем ему венец. Впрочем, подозреваю, Его Превосходительство и не ответил бы. А ведь интересно, особенно если вспомнить этих чёртовых старых богов. Слишком уж совпадение.
- Совпадение, - согласилась Эмма, отчего-то даже не удивляясь сходству мыслей, - но, по крайней мере, странности архиепископа и его домочадцев прояснить будет проще. Если, конечно, мы остановимся в Ламбете. Раймон, - она помедлила, поправляя воротник рубашки, тщательно, вдумчиво разглаживая каждую складку, легко касаясь шеи, - я не уверена, что хочу знать, откуда ты так хорошо наслышан об обитателях Доков, и за что ты оказался в тюрьме. И почему на помощь пришел архиепископ, а не магистр. Но... быть может, ты ему кого-то напомнил? Или умеешь и знаешь что-то такое, что делает тебя ценным в глазах милорда Кранмера?
- Выживать умею, этого не отнять. Несмотря на все попытки сгинуть то на тракте, то в городе. Думал, в этом всё и дело, что прежние, кого посылал - а ведь не первый я, наверняка - сгинули по дороге. Михаилиту... ну, нам многое проще. Но теперь, когда ты сказала... - он задумался, постукивая пальцами по уже заряженному заново поясу. - Что-то такое, может, и было. А, может, и всё вместе. Чёрт его разберёт. Будет время - распутаем. Но вот ещё. Карту я помню не сказать, что хорошо, но всё же. Куски гобелена хранились в Бермондси и в Кентрбери. Помню, ты говорила, что непонятно, почему их разделили, ладно. Но если примерно представить направление, провести линию через аббатство и монастырь, чудится мне, что упрётся оно как раз в Глостер. Если не в сам собор, где похоронен сэр Роберт.
Эмма отпустила воротник, суетливо пригладила жесткую вышивку оверкота, задумчиво покрутила резную пуговицу, приятным покалыванием отозвавшуюся в пальцах. Гобелены с жизнеописаниями Альфреда Великого были, несомненно, ключами к этому треклятому венцу. И, похоже, еще и вратами для Морриган. Поежившись от мысли о вратах и последовавших за ней воспоминаний о своих кошмарах-яви, она вздохнула, обнимая Раймона.
- Не забывай об этом умении. Пожалуйста.

Памятная хижина в лесу встретила их приветливо, точно добрых знакомых. Кажется, с тех пор, как они покинули эти стены, здесь никто и не останавливался. Все также висела занавеска из дерюги, повешенная Эммой, все также лежал на стуле аккуратно сложенный хабит. Эмма с легкой улыбкой взяла его в руки, расправленным приложила к груди. С тех пор, как она с радостью оставила облачение здесь, прошла всего неделя с небольшим. А казалось - что целая жизнь. За это время они ухитрились навлечь на себя проклятие глейстиг, побывать на черной мессе и чуть было не посетить бал мертвецов. Испытать кошмары во сне-наяву. Научиться если не доверять, то хотя бы осознавать свое единение, и - с радостью позволить свершиться тому, чего она так боялась, оказавшись впервые в этой хижине, впервые засыпая в объятиях Раймона. Здесь, в этом маленьком, хлипком домике, за стенами которого, как и тогда, слышался лишь шум ветра в кронах деревьев да зыбкая тишина снежного леса, она впервые начала понимать все наслаждение быть свободной и... говорить. Хабит, с ожесточением скомканный, полетел в очаг. Следом за ним туда же отправился и старый чепец, больше напоминающий грязную тряпку. Если уж и покрывать голову чем-то, то пусть это будет тиара, которую выбрал ей человек, чью фамилию она теперь носит. Старый передник, покрытый пятнами отваров и застарелой крови, задержался в руках чуть дольше облачения. В нем были заключены невыплаканные слезы Эммы. В нем жили невысказанные слова, тяжелые мысли, утомительные молитвы. Но, все же, оказался в очаге и он, жалобно глядя на свою хозяйку темными пятнами. Прошлое не должно было мешать жить. Ни ей, ни Раймону.
Стукнула дверь. Увидев набросанную в очаг одежду, Раймон хмыкнул, встал рядом с Эммой, слегка касаясь плечом. И откликнулся почти эхом:
- Только подумать - меньше двух недель с того побега, а словно... И раны зажили. Заживают. Хорошая мазь.
В этом Раймон прав не был. Раны не заживали, да и разве может излечиться изъязвленная душа? Но они уже не болели. Облачение загоралось неохотно - прошлое не хотело оставлять её... их. И все же - загорелось, треща, рассыпая искры, вспыхивая желтым и зеленым, там где пламя лизало пятна на переднике, а казалось - что прижигая раны. От такого лечения оставались уродливые рубцы, стягивающие, обезображивающие. Ярко полыхнул чепец, и вместе с ним сгорели побои и молчание обители, страх наказания и страх быть собой. Отчаянно сожалея, что у нее нет ничего из дома, чтобы бросить в огонь тоже, Эмма обняла Раймона. И лишь целуя его, жарко и хмельно, она осознала, что дом сгорел вместе с Августином, на кресте. И этот пожар не опалил ее.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #510583 · Ответов: 294 · Просмотров: 5310

Spectre28 Отправлено: 18-04-2018, 13:36


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2692
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Sylvian,
не самая. Но простая, потому что предлагала конкретные конфликты - рабство и люди-машины. Если вспомнить имя, даже сюжет почти предлагало. Ну а Китай как таковой играет ровно настолько, насколько играет.
Собственно, эта квента сложна как раз тем, что уж очень проста и в лоб. Какие там подвыверты, прямой текст...
  Форум: Кто все эти люди? · Просмотр сообщения: #510581 · Ответов: 14 · Просмотров: 366

Страницы (72) : [1] 2 3  >  Последняя » 

Новые сообщения  Новые ответы
Нет новых сообщений  Нет новых ответов
Горячая тема  Горячая тема (Есть ответы)
Нет новых сообщений  Горячая тема (Нет ответов)
Опрос  Опрос (Есть ответы)
Нет новых голосов  Опрос (Нет ответов)
Тема закрыта  Закрытая тема
Тема перемещена  Тема перемещена
 

rpg-zone.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Защита авторских прав
Использование материалов форума Prikl.ru возможно только с письменного разрешения правообладателей. В противном случае любое копирование материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателями обращайтесь к администрации форума.
Текстовая версия Сейчас: 25-04-2018, 2:06
© 2003-2018 Dragonlance.ru, Прикл.ру.   Администраторы сайта: Spectre28, Crystal, Путник (технические вопросы) .